29 июля 2020 года в Никольском женском монастыре отметили 65-летие настоятельницы обители игумении Евстолии (Афониной).

Праздничную Литургию совершил епископ Переславский и Угличский Феоктист.

В связи с 65-летием со дня рождения и в благословение и благодарность за понесённые труды на благо Святой Церкви игумения Евстолия была удостоена медали Переславской епархии преподобного Даниила Переславского степени.

Игумения Евстолия (в миру Ольга Сергеевна Афонина) родилась 29 июля 1955 года в Ленинграде в семье офицера. Получила высшее художественное образование. В 1988 году пришла послушницей в  Свято-Введенский Толгский монастырь. Через 2 года была пострижена в рясофор. Проходила послушания регента, экскурсовода, звонаря, а также занималась иконописью. Непосредственно проектировала и реставрировала иконостас монастырской церкви святителя Николая. В феврале 1994 года в числе первых насельниц как старшая инокиня назначена в Никольский монастырь. Великим постом 1994 года была пострижена в монашество с наречением имени в честь преподобной Евстолии. В июле 1994 года указом Священного Синода утверждена настоятельницей Никольского монастыря. 1 августа 1997 года возведена в сан игумении. 12 сентября 2003 года награждена крестом с украшениями.

По окончании богослужения владыка обратился к матушке Евстолии со словами поздравления:

— Дорогая матушка, дорогие отцы братья и сестры!

Ни для кого не секрет, что мы сегодня собрались здесь для того, чтобы поздравить матушку Евстолию, чтобы вознести молитвы о её здравии, долгоденствии и спасении. Наверняка ожидается, что я сейчас буду говорить поздравительные слова. Проблема в том, что у меня они плохо получаются. У меня вообще плохо получаются любые речи, кроме таких, знаете, евангельских пятиминуток, применительно к текущему моменту.

Думаю, что и сегодняшнее рядовое евангельское чтение вполне успешно можно применить к сегодняшнему событию. В этом отрывке, как мы помним, Господь рассказывал ученикам, что Ему скоро предстоит пострадать, но апостол Пётр противоречит и говорит: «Господи! да не будет этого с Тобою!» (Мф. 16, 22). Господь отвечает ему: «отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое» (Мф. 16, 23). Из этого диалога мы можем сделать один очень простой вывод, но крайне важный вывод: раз враг рода человеческого до последнего пытался помешать той миссии, ради которой Бог воплотился, то это означает, что он никогда не перестанет нам строить какие-то козни, пытаться нас отвести от пути, ведущего ко Христу.

Мы, те люди, над которыми был совершён монашеский постриг, помним слова, обращённые к нам во время пострига: «не имать бо престати враг, предлагая тебе память перваго жития мирскаго и ненависть к добродетельному жительству». Мы знаем, что от мирских обычаев уйти очень сложно, они постоянно нас догоняют.

Всем известно, что вы, дорогая матушка, давно, уже более четверти века игумения монастыря, то есть несете высшее из возможных женских служений в Церкви. Я по возрасту гожусь вам в сыновья, но я знаю, что по достижении определенной иерархической высоты, той самой, когда человек перестаёт слышать какие-либо неприятные слова по отношению к себе, у него наступает некоторое успокоение. Нас с вами если и критикуют, то редко. Ни вам сестры, ни мне священники не говорят ничего обличительного или такого, что может меня лично каким-то образом задеть. С одной стороны, это бывает довольно забавно, а с другой — вода камень точит. Постепенно может начать казаться, что мы что-то значим, что мы на самом деле такие прекрасные, как о нас говорят наши подчиненные и те, кто от нас, так или иначе, зависит.

Про вашу, матушка, юность я не знаю, но про себя самого могу свидетельствовать совершенно достоверно. Мне нечем гордиться. Я знаю в отношении себя самого, что Бог взял то, что никуда не годилось, самое мерзкое, и сделал из него что-то. Без Церкви, без Бога я абсолютный ноль. У меня нет ничего, кроме того, что дала и даёт мне Церковь. Сейчас я это понимаю, но не знаю, буду ли я понимать это дальше. Потому что нет той позиции в жизни, нет того статуса, по достижении которого враг бы перестал нас искушать. Он всегда будет донимать человека, искушать, в том числе и внутренним успокоением.

Мне думается, что это — успокоение — самое страшное, и самый главный враг нашей духовной жизни. Мы с вами вынуждены заботиться о других, мы рискуем забыть о собственной душе, тогда как забота о ней должна быть приоритетом. Без устроения самих себя, мы не сможем помочь кому бы то ни было. Если, конечно, не брать в расчёт, что без заботы о собственных душах мы сможем стать отрицательным примером.

Матушка, конечно, всё это я говорю в большей степени для себя самого. Потому что знаю, что вы и о сёстрах заботитесь, и о своей душе не забываете. Надеюсь, что то искушение, о котором я говорил, которое всех нас подстерегает, вас если и коснётся, то вы сможете его побороть, преодолеть, уничтожить и невозбранно достигнуть Христова Царствия.

Затем владыка освятил памятник святителю Николаю Чудотворцу с южной стороны Никольского собора обители.