21 апреля 2019 года, в праздник Входа Господня в Иерусалим, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил Литургию в Борисоглебском мужском монастыре.

За богослужением владыка совершил хиротесию во чтеца и иподиакона, а также диаконскую хиротонию монаха Лонгина (Быченкова).

По окончании богослужения епископ Феоктист обратился к собравшимся:

— Дорогой отец Иоанн, дорогие братия святые обители сея, прихожане, паломники!

Я вас поздравляю с этим преддверием Пасхи, преддверием Пасхального торжества — праздником Входа Господня в Иерусалим. Отца Лонгина поздравляю с принятием благодати диаконства, дай Бог, чтобы эта благодать послужила вам ко спасению.

Все мы слышали Евангелие, все мы знаем о событии Входа Господня в Иерусалим. Помним, что сегодня мы празднуем торжественный въезд Христа Спасителя на молодом осле, во исполнение пророчества пророка Захарии, в Иерусалим. Мы слышали, что в связи с этим событием у оппозиционно настроенных по отношению ко Христу первосвященников окончательно созрел план о взятии Его под стражу и дальнейшем суде, и убийстве.

Мне думается, что сегодняшний праздник во многом про Истину и про наши взаимоотношения с Истиной как таковой. Истиной с большой буквы — со Христом, и с истиной с маленькой буквы — правдой о нас самих. Истина редко бывает приятна. Она чаще всего нас беспокоит. Потому что она не может не беспокоить. Почему? Потому что мы — люди. И Церковь, и жизнь каждого из нас свидетельствуют, что нет человека, который бы жил и не согрешал. А раз мы согрешаем, то истина не может нам не колоть глаза, она неприятна. Есть подспудное желание от нее отмахнуться так же, как от назойливой мухи, но если от мухи можно отмахнуться и можно даже ее уничтожить, если она попала в помещение, то с истиной это сделать не получается.

Мы слышали о том, что первосвященники прекрасно знали, именно знали, что Лазарь был воскрешен из мертвых. Это не было вопросом веры, это был вопрос знания. Они знали, что из-за этого вслед Христа идут очень многие люди. И первосвященники замышляют убить Лазаря. То есть истина воскресения Лазаря, та истина, что Христос Спаситель как Бог имеет власть воскрешать умерших, им не дает покоя. По каким причинам, это другой вопрос. Они стараются эту истину уничтожить, сделать не бывшей. У них, как мы знаем, это в конечном итоге не получается.

Здесь самое время задуматься о том, как мы с вами реагируем на истину. Потому что Евангелие и вообще Священное Писание не самые приятные книги — они всегда являются для нас вызовом. Вызовом для нашей совести, для нашего ума. Но мы так устроены, что каждый выбирает что-то для себя наиболее легкое, приятное и симпатичное в Священном Писании. Но Священное Писание невозможно расчленить на части, невозможно изъять из него то, что неприятно.

Какое-то время назад прошла новость, что в Соединенных Штатах вышло Священное Писание — издание Библии для людей с нетрадиционной ориентацией — под лозунгом: «Ты не можешь выбрать ориентацию, но можешь выбрать Библию». Из этой Библии были убраны все те места, которые обличают людей, ведущих соответствующий нечестивый образ жизни. Да, это ужасно. Мы так не поступаем — мы не издаем подобные редакции Священного Писания. Но каждый из нас выбирает оттуда какие-то места, которые наиболее нравятся, а те, которые не нравятся, мы не замечаем, полагаем, что если будем исполнять то немногое, что нам легко дается, то Бог нас помилует, и мы можем называть себя христианами. Но это не так. Мы тогда христиане, тогда последователи Христа, когда целиком и полностью приемлем каждую букву Священного Писания, пытаемся ее постичь и следовать ей, несмотря ни на что, как бы тяжелы нам не были эти слова.

Дай Бог, чтобы у вас хватало для этого силы, разума и мудрости. Потому что если бороться с Истиной, то мы неизбежно приходим к тому же финалу, к которому пришли первосвященники — к распятию, к убийству Бога. Это самый грустный финал из всех возможных. Но он есть следствие борьбы с истиной. Не Дай Бог, чтобы мы хотя бы отчасти были похожи на этих людей, на тех первосвященников.

Конечно, с одной стороны, это радостный, с другой — грустный Праздник. У меня получилось грустное слово.

Но есть у нас и радостный момент, который заключается в том, что мне бы хотелось отцу Иоанну передать в дар для монастыря частичку мощей святого воина Феодора Ушакова. Нам помогли и специально для вашей обители передали эту общероссийскую, общемировую святыню. Дорогой отец Иоанн, дорогие прихожане, паломники, в этом монастыре появилась еще одна святыня.