29 апреля 2021 года, в Великий Четверток, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил Литургию во Владимирском кафедральном соборе.

По окончании богослужения владыка обратился к верующим:

— Дорогие отцы, братья и сёстры, с Великим Четвергом, воспоминанием Тайной Вечери, вас всех сердечно поздравляю!

Сегодня за Литургией мы с вами слышали отрывок из 11-й главы Первого послания к Коринфянам святого апостола Павла. Неудивительно, что в качестве апостольского чтения Великого Четверга Церковью был выбран именно этот отрывок Послания к Коринфянам, ведь он — самое раннее свидетельство о совершении таинства Евхаристии в христианских общинах. В нём мы слышим схожий с евангельским рассказ об установлении этого таинства Господом Иисусом Христом, и здесь же находим то, чего нет в Евангелии — размышления о достойном участии в Евхаристии. Эти размышления апостола в дальнейшем легли в основу церковного подхода к участию в таинстве Тела и Крови Христовых. Именно благодаря отрывку из Послания к Коринфянам мы знаем, что причащение может быть как достойным, так и недостойным. Те, кто вкушают Святые Дары недостойно, едят и пьют «осуждение себе», от чего становятся немощными, болеют, а некоторые и умирают.

К сожалению, апостол Павел в этом фрагменте не даёт чёткого и бесспорного определения того, что представляет из себя достойное участие в Евхаристии, а что — недостойное. Он пишет лишь одну довольно загадочную фразу: «кто ест и пьёт недостойно, тот ест и пьёт осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем».

Существуют различные подходы к осмыслению заключительных слов этого предложения — «не рассуждая о Теле Господнем». Их можно понимать, как указание на неправильное отношение к самому таинству Тела и Крови Христовых, к примеру, неверие в то, что в евхаристической чаше Истинное Тело и Истинная Кровь Спасителя. Можно её понимать и иначе: как отсылку к мистическому Телу Церкви, которое есть также Тело Христово, об этом, размышляя о Христе, апостол Павел написал в Послании в Эфес — «поставил Его выше всего, главою Церкви, которая есть Тело Его, полнота Наполняющего всё во всем» (Еф. 1, 23).

Если мы обратим внимание на 11-ю главу Первого послания к Коринфянам целиком, то увидим, что перед размышлениями о сути таинства Евхаристии апостол Павел пишет о злоупотреблениях, которые случались при совершении этого таинства. Там речь идёт как раз о непонимании того, что Церковь есть Тело Христово: «Так вот, хотя вы и собираетесь вместе, это нельзя назвать Трапезой Господа. Каждый из вас налегает на собственную трапезу. И вот один уходит голодный, а другой сыт и пьян» (1 Кор. 11, 20-21). Здесь апостол указал на некоторые особенности совершения Евхаристии в первохристианской общине, но любопытны и важны здесь не эти особенности, а то, что при совершении таинства сохранялось социальное расслоение. Были уважаемые богатые и презираемые бедные. Были первые и были последние.

Всё это говорило о том, что люди не осознавали себя единым Телом Христовым, против чего и выступает апостол. Нельзя причащаться тому, кто ощущает себя выше других членов общины. Нельзя причащаться тому, кто не готов поддержать другого и уступить ему первенство. Нельзя причащаться, если есть хоть какое-то превозношение. А превозношение, как мы знаем, есть мать весь всех пороков.

Отсюда можно сделать тот вывод, который уже давно сделала Церковь: нельзя причащаться тому, кто не видит своего плачевного нравственного положения и не готов исправляться. Для такого человека участие в таинстве Евхаристии попросту опасно, о чём и написал Христов апостол Павел.