В Прощёное воскресение епископ Феоктист совершил вечерню и чин прощения во Владимирском соборе

Вечером 6 марта 2021 года, в Неделю сыропустную, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил вечерню с чином прощения во Владимирском кафедральном соборе.

По окончании богослужения владыка прочитал молитву на начало поста Святой Четыредесятницы, а затем обратился к присутствующим:

— Дорогие отцы, матушки игумении, братья и сёстры!

Через несколько часов начнётся Великий пост, и мы с вами собрались с тем, чтобы испросить друг у друга прощения. Многим эта церковная традиция кажется несколько странной, надуманной и неестественной. Говорят, и не без основания, что в храмах люди просят прощения у тех, перед кем они ни в чём не виноваты, да и не могут быть виноваты, ведь они почти никак не взаимодействуют друг с другом, ну а попросить прощения у тех, перед кем есть действительная вина, у людей не хватает духа. Да, такая проблема есть. Но вот в чём дело: мы только начинаем поприще Великого поста, пост и прощение не ограничивается тем, что происходит в храмах воскресным вечером накануне первой седмицы, собственно, пост именно для того и нужен: это время, которое Церковь выделяет для того, чтобы мы освежили свою веру, чтобы мы расставили пошатнувшиеся приоритеты, чтобы Бог встал — или вернулся — на Своё место, чтобы Он стал определять нашу жизнь. Если это произойдёт, то к концу поста получится искренне испросить прощение у тех, с кем примириться тяжелее всего.

Впрочем, в отношении нашей епархии мысль о том, что здесь сейчас мы просим прощение у тех, перед кем у нас нет настоящей вины, не совсем справедлива. Епархия у нас очень небольшая, мы все друг друга знаем, наше общение простирается далеко за пределы совместных богослужений, а это неизбежно приводит к взаимному недопониманию и обидам. Поэтому у нас с вами есть замечательная возможность: мы можем сейчас, в эту самую минуту, вспомнить о том, что все наши разногласия, все взаимные упрёки — следствие грехопадения прародителей, что никто из нас не хочет зла, и все мы стремимся к доброму и светлому, что перед лицом вечности все разногласия теряют свой довлеющий характер, и, вспомнив это, мы имеем возможность искренне и нелицемерно испросить друг у друга прощения и благословения на грядущий Великий пост.

Не стану скрывать, что лично мне это сделать очень просто. Причина этой простоты банальна и очевидна: я архиерей, именно как архиерей я воспринимаю окружающий меня мир, воспринимаю людей. Пастырская позиция по отношению к любому человеку очень проста, её можно описать одной краткой фразой: в каждом мы видим страдающего человека, ради которого воплотился Христос. Что же удивительного может быть в том, что страдающий человек повёл себя каким-то не совсем корректным образом? Разве это может быть причиной для обиды? Ведь если он таким образом проявил свою волю, значит, ему особенно больно, и он нуждается в пастырской заботе, внимании и любви. Это тот мир, в котором живём мы — священнослужители. Но при этом, конечно же, мы сами остаёмся такими же людьми: немощными, страдающими, иной раз чрезмерно много думающими и заботящимися о себе самих. Это делает нас не всегда способными проявить должную чуткость к нашей пастве, что, конечно же, приводит к обидам, и это неудивительно: больнее всего нам могут сделать лишь самые близкие люди, а именно так нас воспринимает наша паства, именно такими людьми мы должны быть. Мы стараемся. Мы правда стараемся. Мы с отцами, с матушками игумениями, и я лично. Что у нас из этого получается — другой вопрос, и на этот вопрос мы дадим ответ Богу в день Страшного суда. Ну а пока он не настал, я хочу испросить у всех вас прощения. Особенно же у тех из вас, кому я не сумел дать необходимой им любви, кого обделил вниманием и заботой. Поверьте, это тяготит мою совесть. Но я очень надеюсь, что у вас хватит сил простить меня, а если простите вы, то, уповаю, простит меня и Бог.

Благословите меня, отцы святые, братья и сёстры, и простите мне, грешному, всё, чем я согрешил в этот день и во все дни жизни моей словом, делом, помышлением и всеми моими чувствами!