27 мая 2020 года, в канун праздника Вознесения Господня, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил всенощное бдение во Владимирском кафедральном соборе.

По окончании богослужения владыка обратился к молящимся:

— В прощальной беседе Господа Иисуса Христа с учениками есть обетование о ниспослании верующим в Него Святого Духа. При этом Господь ставит в прямую зависимость ниспослание Духа от Своего ухода: «если Я не пойду, Утешитель не приидет к вам; а если пойду, то пошлю Его к вам» (Ин. 16, 7). Конечно, это довольно странно. Почему бы нельзя было поступить как-то иначе? Или, другими словами, почему все устроено именно таким образом?

Блаженный Августин Иппонийский отвечал на этот вопрос так: «Но пока бы Он не ушел от нас во плоти, мы всегда могли бы лицезреть Его плоть и никогда не смогли бы поверить духовно. А это — единственная вера, которой мы можем оправдаться, сделаться блаженными и наследовать право созерцать то самое Слово, Которое есть Бог». Почему это именно так — святой не объясняет, нам остается лишь поверить ему на слово.

Евфимий Зигабен связывает уход Христа и послание Святого Духа с тем, чтобы ученики стали более совершенными. Но, опять же, он никак не объясняет внутреннюю связь первого со вторым.

Можно было бы привести еще несколько примеров древних авторитетных толкований, но все они в равной степени не дают ответа на вопрос о связи предстоящих Христу Страданий, смерти и Воскресения с сошествием Святого Духа на учеников. Можно предположить, что они просто не задавались подобным вопросом и относились к словам Христа без стремления рассмотреть их под критическим углом. Так, как это делал святитель Феофан Затворник. Он писал: «Это тайна домостроительства нашего спасения… Сошествие Святого Духа поставляется в зависимость от прославления Сына Божия. Почему? Так положено в совете Бога Триипостасного об устроении нашего спасения. Поклонимся пред таинством сим! И довольно с нас».

Но не все относительно недавние комментаторы смотрели на этот вопрос схожим образом, были среди них и те, кто был вынужден действовать иначе. Они, преклоняясь перед тайной «устроения нашего спасения», тем не менее, пытались найти ответ, который, по их мнению, кроется не в том, где находится Христос — на земле, среди людей, или же Он вознесся к Богу, — а в том, каким образом отразились на человечестве Его Страдания, Смерть, Воскресение и Вознесение. То есть, связь между уходом Христа и пришествием Духа связана не собственно со Христом, а с человеком. С изменением не состояния Христа, а с изменением состояния человека, которое произошло в результате Его Страданий, Смерти, Воскресения и Вознесения.

Об этом пишет, к примеру, автор позапрошлого века епископ Михаил (Лузин). Вот как он отвечает на вопрос о причине ниспослания Святого Духа исключительно после Христовых Страданий: «Причина — та, что Господу нужно было чрез Свои страдания и смерть прославиться как Искупителю человечества, чтобы оно сделалось способным к принятию даров Святого Духа». Получается, что до Христовых Страданий человечество попросту было неспособно принять Духа Святого. А после стало способно. Именно поэтому апостолы радовались Вознесению, именно поэтому мы чтим этот праздник. Он напоминает нам об изменении человеческой природы, о том, что все мы стали способны принять Святого Духа в той же степени, в которой были способны сделать это апостолы. Осталось лишь актуализировать эту способность, не дать ей затмиться из-за наших грехов. Очень надеюсь, что у нас всех получится это сделать.