29 февраля 2020 года, в канун Недели сыропустной, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил всенощное бдение во Владимирском кафедральном соборе.

По окончании богослужения владыка обратился к присутствующим:

— Думаю, всем собравшимся прекрасно известна формулировка, которой обозначен сегодняшний день в нашем богослужебном календаре: «Воспоминание Адамова изгнания». Мы вспоминаем событие, которого не видели. Вспоминаем то, чему мы не были свидетелями. Конечно, славянское слово «воспоминание» имеет несколько иное значение и иные оттенки, но и оно указывает на то же самое — на память о каком-либо событии, в данном случае, на событие изгнания первых людей из Рая. Эта история случилась однажды, она уникальна, неповторима, но абсолютно любой человек, даже не зная, не понимания и не желая об этом думать, хранит воспоминание о ней в самом себе. Потому что абсолютно любой сталкивается с ужасом смерти, этот ужас заставляет разум замирать перед вопросом о смысле жизни и о причинах, которые сделали человека столь хрупким.

Христианский ответ мы тоже знаем: человек стал смертным в тот момент, когда лишился райского блаженство. А блаженство это состояло в общении с Богом лицом к лицу. Но общение с Богом и, как следствие, пребывание в Раю, не было безусловным: необходимо было выполнить одно маленькое, но крайне важное условие Бога — не вкушать от древа познания добра и зла. У авторитетных богословов и толкователей Священного Писания нет единого ответа о природе этого дерева. Нет и единого мнения о том, было ли древо познания добра и зла собственно деревом.

Синаксарь, которая должна читаться за сегодняшним богослужением (но у нас не читалась), говорит, что древо познания добра и зла — это размышления о существе Божием. Все остальные райские деревья — это помышления о познании Божественной силы через все творения Божии. Далее Синаксарь ссылается на святителя Григория Богослова, который размышлял в этом же ключе: «Бог повелел Адаму интересоваться всеми остальными стихиями и качествами и умом размышлять (о них), равно и о своей природе, прославляя за это Бога, ибо это — истинная пища; однако о Боге: Кто же (Он) по естеству, и где (Он), и как привел все из небытия, — отнюдь не допытываться. Однако Адам, оставив всё другое, стал более и более выведывать о Боге и тщательно исследовать Его сущность». Но есть там и небольшой перечень других воззрений на все тот же вопрос, в том числе там приводится и довольна прозаичная мысль, что это была обычная смоковница.

Но первым и самым значимым идет, все же, мнение святителя Григория Богослова, эту мысль можно перефразировать и сказать, что причиной изгнания первых людей из Рая стало их устремление к не тому объекту размышлений. Если выразиться довольно просто и плоско, то можно сказать так: они взялись думать о том, о чем думать не следовало. Силу своего внимания и своего интеллекта они направили не на тот объект.

Собственно, это то, что зачастую происходит с каждым из нас: наши интеллектуальные усилия, направленные не в ту область, способны нас совершенно погубить. Это может быть какое-то маргинальное перенаправление мыслей, это может быть и нечто весьма возвышенное. Неважно. Факт остается фактом: райская заповедь гласит, что богообщение невозможно без дисциплины ума и дисциплины чувств. Человек способен лишиться всего, в том числе и вечности, если его ум и, вслед за ним, воля будут направлены не туда, куда Бог заповедал их направлять.

Ближайшие семь недель Церковь отводит именно для этого: для того, чтобы мы потрудились обрести навык должного направления своих мыслей, своей воли и своих чувств. Церковь рекомендует отсечь все лишнее и все временное, даже то, что нам кажется чрезвычайно важным и возвышенным, и следовать за Христовым евангельским призывом без уклонения в какую-либо сторону. Такое следование должно помочь нам обрести искомую дисциплину и, в конечном итоге, вернуться туда, откуда был изгнан Адам и куда мы имеем возможность попасть благодаря подвигу Господа и Спаса нашего Иисуса Христа.