17 апреля 2021 года, в канун Недели 5-й Великого поста, преподобной Марии Египетской, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил всенощное бдение во Владимирском кафедральном соборе.

По окончании богослужения владыка обратился к верующим:

— Дорогие друзья, сердечно поздравляю вас с наступающим воскресным днём!

За сегодняшним богослужением мы в последний раз в этом году услышали центральное великопостное песнопение — «Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче». Тот факт, что Церковь постепенно прекращает употребление особых покаянных песнопений говорит об очень многом. Мне бы хотелось отметить две вещи.

Во-первых, совсем скоро, буквально через шесть дней, собственно Великий пост закончится и Церковь призовёт нас думать не о нас самих и о нашей греховности, а о Крестном пути нашего Спасителя.

Во-вторых, у покаяния вообще есть предел. Я не говорю о том, что после физической кончины не может быть покаяния. Я имею в виду нечто иное. Давайте представим себе ситуацию, что, скажем, некий ребенок вместо нормального общения со своими родителями постоянно твердит только одно: «Простите меня! Я окаянен и никчёмен! Помилуйте меня!!!» Родители спрашивают, в чём он провинился, он отвечает, они его прощают, но в речи ребёнка ничего не меняется, он продолжает требовать прощения. И так до бесконечности. Но при этом ребёнок категорически отказывается делать то, что просят родители. Он только плачет и кается. Какова будет наша реакция на такое поведение? Правильно: мы решим, что с ребёнком что-то не то и отведем его к профильному доктору. Мы понимаем: да, дети бывают неправы, они балуются, они грешат, но, если они просят прощения, мы их прощаем и в норме они после этого должны возвращаться к обычной жизни.

А теперь давайте попытаемся перенести всё это на наши взаимоотношения с Богом. Получится совершенно абсурдная картина. Есть те, кто обвиняет в этом Церковь, мол, это Церковь требует непрестанно просить прощения у Бога, постоянно каяться и плакать. Вовсе нет. В богослужебном круге есть время, которое отведено для покаяния, да, но вне этого времени Церковь предлагает поразмышлять совсем об ином, и, чаще всего, о самом главном — о Спасителе нашем Господе Иисусе Христе. Самое же главное: вслед за покаянием должно идти действие — жизнь по заповедям. Собственно, покаяние должно нас приводить к легко определяемым результатам: мы должны становится способными взойти со Христом на Голгофу, причем не в фигуральном, а в самом прямом смысле — исполнение Христовых заповедей не может не привести к страданию со Христом.

Повторю: время сугубого покаяния подходит к концу. Начинается время действия. Следовательно, нам пора начать перестраиваться — завершать своё покаянное делание с тем, чтобы целиком и полностью сосредоточиться на Страстях Христовых. К этому нас призывает и то евангельское чтение, которое прозвучит в храмах завтра. В нём Господь будет говорить о Своих грядущих Страданиях, а ученики не будет понимать Его. Это во многом отображает и то, что происходит в церковном обществе: Церковь говорит о Страданиях Спасителя, а мы не понимаем её.

Мне хочется пожелать всем нам услышать голос Церкви и её Главы. Услышать и уйти от образов мытаря и фарисея, блудного сына и от плача Адама с тем, чтобы сосредоточить свой ум не на самих себе, не на своей греховности, а на Христе Спасителе и на исполнении Его заповедей.