30 января 2021 года, в канун Недели 34-й по Пятидесятнице, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил всенощное бдение во Владимирском кафедральном соборе.

По окончании богослужения владыка обратился к собравшимся:

— Сестра одной из моих крестниц, когда была ещё совсем маленькой девочкой, — ей, кажется, не было ещё и года, — впервые увидела своё отражение в зеркале. Она поняла, что отражение не чьё-то, а её. Что в зеркале никто иной, как она сама. Она себе чрезвычайно понравилась, и её было невозможно оторвать от созерцания самой себя. Родители вынуждены были спрятать все зеркала в доме, потому что любая встреча той маленькой девочки с зеркалом заканчивалась скандалом, если её кто-то пытался от него увести. Откуда такая тяга к самолюбованию? Она не могла этому ни у кого научиться, её родители очень скромные и бесконечно далёкие от такого проявления любви к себе люди. Так откуда же?

Христианский ответ прост: это следствие грехопадения. Любой человек рождается с потенциальной тягой к греху. Но младенец попросту не способен реализовать эту тягу. Когда же он обретает такую способность, то он незамедлительно начинает делать не совсем приличные вещи. К примеру, едва научившись говорить, он пытается всё присвоить себе, он утверждает, что игрушки принадлежат ему, он требует что-то ему дать и вообще он крайне сосредоточен на самом себе.

Конечно, бывают исключения, но они встречаются нечасто, а греховная природа в любом случае находит способ себя проявить. Вся остальная жизнь человека — ничто иное, как борьба с тем наследием, которое мы получили от Адама и Евы.

Но при всём при этом из Евангелия мы знаем о трепетном отношении Христа Спасителя к маленьким детям. Впрочем, Он не говорит, что Царство Небесное принадлежит им, Он говорит иначе: «пустите детей приходить ко Мне и не препятствуйте им, ибо таковых есть Царствие Божие» (Мк. 10, 14). «Таковых», то есть подобных детям. Но подобных в чём? В том, что они хотят, но не могут реализовать свою наклонность ко греху? Или в том, что они совершают лишь детские забавные грехи?

Нет, ни в первом, и не во втором. Царство Божие принадлежит тем, кто способен доверять Богу так, как дети доверяют взрослым: безоговорочно и безапелляционно. Конечно, такое детское доверие нужно ещё заслужить, дети доверяют далеко не всем, но тем, кому они поверили, они верят всегда и во всём. Если взрослый сказал, что это хорошо, то оно будет хорошим. Если взрослый определил что-то как плохое, то оно будет в сознании ребенка плохим. Да, эта схема работает только с совсем маленькими детьми, но ведь и ко Христу приносили отнюдь не подростков, а тех, кого можно было принести, то есть младенцев.

В истории Ветхого Завета есть несколько человек, которые сумели в своей жизни реализовать идеал детского доверия Богу. Самый значимый и самый яркий из них — праотец Авраам. Именно о нём, как об уникальном примере абсолютного доверия Бога, писали апостолы. О нём написал апостол Павел: «Авраам поверил Богу, и это вменилось ему в праведность» (Гал. 3, 6). О нём же свидетельствовал апостол Иаков: «веровал Авраам Богу, и это вменилось ему в праведность, и он наречён другом Божиим» (Иак. 2, 23). Для Авраама, как и для младенцев, хорошим и добрым было то, что определил Тот, Кому он доверял, то есть Бог. Он не задавался вопросом почему это именно так, он просто жил в соответствии с определениями Божиими, и через это он явил собой высочайший пример праведности и святости.