28 апреля 2021 года, в канун Великого четверга, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил утреню во Владимирском кафедральном соборе.

По окончании богослужения владыка обратился к верующим:

— Дорогие отцы, братья и сёстры, с Великим Четвергом вас всех сердечно поздравляю!

Все вы знаете, что в Великий Четверг мы вспоминаем установление таинства Евхаристии — прощальную вечерю Христа Спасителя с Его учениками, вспоминаем, что сделал Иуда, ужасаемся этому, и много об этом говорим, в том числе в богослужебных текстах.

Меня всегда удивляло, особенно когда я служил настоятелем, что в то время, когда происходит причащение священнослужителей в алтаре, из самого храма слышен постоянный шум, похожий на шум крупного железнодорожного вокзала: после возгласа «Святая святым!» люди начинают туда-сюда перемещаться, а после — у Чаши — тоже регулярно случается какое-то столпотворение.

А до меня то же самое удручало и святителя Иоанна Златоуста: он сказал несколько обличительных проповедей по поводу неблагоговейного поведения во время Литургии и, особенно, во время причащения. Любопытно, что апостол Павел тоже пишет о беспорядках во время Литургии: этому вопросу посвящена первая часть 11-й главы его Послания к Коринфянам.

Но самое удивительное, что и на самой Тайное Вечери в Сионской горнице тоже было не всё гладко. Вот как пишет об этом апостол и евангелист Лука: «И, взяв хлеб и благодарив, преломил и подал им, говоря: сие есть тело Мое, которое за вас предается; сие творите в Мое воспоминание. Также и чашу после вечери, говоря: сия чаша есть Новый Завет в Моей крови, которая за вас проливается. И вот, рука предающего Меня со Мною за столом; впрочем, Сын Человеческий идёт по предназначению, но горе тому человеку, которым Он предается. И они начали спрашивать друг друга, кто бы из них был, который это сделает. Был же и спор между ними, кто из них должен почитаться бо́льшим» (Лк. 22, 19-24). То есть мы видим, что сразу после причащения апостолы погрузились в спор о первенстве.

Из этого можно сделать следующий вывод. Мы причащаемся во оставление грехов, во исцеление души и тела, но нельзя думать, что, причастившись, мы автоматически становимся неспособны совершать грехи. Нет. Поэтому, нет ничего удивительного в том, что мы все, причащаясь, идём и тут же грешим. Бог не сковывает нашу волю Своими Телом и Кровью. Нет, мы остаемся свободными людьми, а это значит, что мы можем совершать прежние грехи. Это делали, как мы видим, и апостолы.

Если мы обратим внимание на апостолов, то увидим очень важную вещь. Апостолы легко согрешали и многого не понимали до сошествия на них Духа Святого. Но после — они ничего подобного не делали. Получается, что Дух Святой, Его соприсутствие меняет человека. В священнической молитве перед причащением мы просим Господа, чтобы Он дал нам «причаститися… во общение Духа Святаго», чтобы через Тело и Кровь Христовы нам соприсутствовал Святой Дух. Именно Дух Святой помогает нашу волю, которая порабощена грехом, направлять ко благу.

Мне бы хотелось всем нам пожелать, чтобы мы об этом помнили, молились об этом, и, чтобы каждое причащение, каждое участие в Евхаристии приводило к тому, чтобы помимо оставления грехов мы ещё и получали содействие Духа Святого в исправлении нашей падшей воли.