В среду 1-й седмицы Великого поста епископ Феоктист совершил великое повечерие со чтением канона преподобного Андрея Критского в Феодоровском монастыре

свящ. Михаил Васильковский
Фото

20 марта 2024 года, в среду 1-й седмицы Великого поста, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил великое повечерие со чтением Великого покаянного канона преподобного Андрея Критского в Феодоровском женском монастыре.

По окончании богослужения владыка обратился к молящимся:

— Дорогая матушка Даниила, дорогие отцы, братья и сёстры!

Один из крайне часто повторяющихся сюжетов Священного Писания состоит в избрании Богом того или иного человека для определённой миссии. Так, Ной был избран для строительства ковчега, Авраам — для происхождения от него великого народа, а Лота Бог за его праведность избрал для продолжения жизни. Конечно же, этим перечень избранников не ограничивается, его продолжают пророки и апостолы. Ко всем этим людям Бог обратился напрямую и повелел выполнить определённые действия.

Зачастую нам бывает не совсем понятно, в какой именно форме Бог взаимодействовал с библейскими праведниками. Да, достоверного ответа на этот вопрос быть не может, однако приблизиться к нему мы можем исходя из своего личного опыта: все мы оказались сегодня в храме не случайно, мы все откликнулись на призыв Божий. Именно эту мысль взял за основу одного из тропарей великого покаянного канона преподобный Андрей Критский, который увидел в избрании Авраама и в его дальнейших странствованиях прообраз восхождения души христианина в Царство Христово.

Образ, предложенный преподобным Андреем, замечателен, и нам стоит в него пристально всмотреться. Авраам, как мы помним из библейского повествования, изначально не был каким-то особенным человеком, таковым он стал в тот момент, когда откликнулся на призыв Бога и покинул свою родную землю. Однако на этом история Авраама не закончилась, оказалось, что уйти из родной земли — это одно, а достигнуть исполнения божественных обетований — это совсем другое. На пути к ним Аврааму пришлось подвергнуться неисчислимому количеству искушений, у него была масса сомнений, в частности, ему было непросто поверить, что в глубокой старости он может стать отцом Исаака. Ещё сложнее в это поверить было его жене Сарре. Рождения Исаака невозможно объяснить с позиции биологии, оно было чудом.

Мы с вами также откликнулись на призыв Бога, мы сделали первый шаг — вышли из того состояния, которое канон преподобного Андрея Критского, сопоставляя с родиной Авраама Харраном, называет «грехом». Все мы ощутили своё порабощение грехом, поняли, что мы нуждаемся в Спасителе, Который обещал нам Своё Царство. Мы покаялись, начали жить церковной жизнью и участвовать в таинствах, многие из сегодня здесь присутствующих приняли монашеский постриг. Но можем ли мы сказать, что мы приблизились к Царству Христову? Нет, мы знаем свои грехи и страсти, знаем, что мы согрешаем с трагической неизбежностью, идут годы, но мы почему-то не спешим меняться. И здесь нам на помощь приходит сопоставление жизни христианина с жизнью праотца Авраама: освобождение от пут грехов и страстей невозможно в той же самой мере, в которой невозможно рождение ребёнка от девяностолетней женщины, и первое, и второе — настоящее чудо.

Мы знаем, что стало залогом рождения Исаака: им стало многолетнее терпение его родителей, а также их верность Богу. То же самое является и залогом другого чуда — нашего личного преображения, которое должно закончится становлением нового человека по образу Христову (см. Кол. 3, 10).

Похожие публикации