7 марта 2020 года, в субботу первой седмицы Великого поста, епископ Переславский и Угличский Феоктист возглавил Литургию в Троицком храме в селе Троицкая Слобода Переславского района.

По окончании богослужения была совершена молитва на могиле блаженного Михаила Переславского (Миши-Самуила).

Затем владыка Феоктист обратился к собравшимся:

— Мы провели первую неделю Великого поста в молитве и, по мере сил, в воздержании. У кого-то получилось посещать все службы, у кого-то нет. А кто-то просто не захотел это делать в силу каких-то внутренних причин.

У тех, кому удалось быть на службах и соблюдать пост, есть законное внутреннее ощущение, что они на правильном пути, что есть надежда на исправление и внутреннее обновление. Но проблема в том, что это все уже было. Для абсолютного большинства верующих это не первый Великий пост.

Но кто из нас может сказать, что сохранил себя после окончания поста? Кто может сказать, что он действительно благодаря посту приблизился ко Христу и стал новым человеком? Думаю, таких людей вовсе нет. Так в чем же проблема?

Она, как мне думается, комплексная. И одна из ее граней заключена в том, что все мы очень любим оглядываться по сторонам. Кто и как молится? Кто и как постится? Если, к примеру, в храме во время великопостного богослужения будет находиться человек, вполне здоровый и относительно молодой, который всю службу не встанет со скамейки, то кто из нас сможет не отреагировать внутренним недоумением на такого человека? Возможно, мы ничего не скажем, но обязательно что-нибудь подумаем.

Наверное, именно по этой причине Церковь сегодня нашему вниманию предлагает отрывок из Евангелия от Марка, в котором рассказывается о двух субботних эпизодах: о том, как Христовы ученики срывали колосья в субботу и о том, как Господь в субботу же исцелил человека, который имел, как говорит апостол и евангелист Марк, сухую руку.

Ни первое, ни второе, если следовать букве закона, нельзя было делать в субботу. Но ученики, с позволения своего Учителя, срывают колосья, а Сам Христос исцеляет больного.

Те, на кого мы должны ровняться, те, благодаря кому, мы сегодня собрались здесь, и Тот, Кто есть Един Источник жизни, ведут себя не по правилам. Не по закону. В его буквальном прочтении. Означает ли это, что они нарушали закон по сути? Нет. Не означает. Потому что человеческое страдание отменяет любой написанный закон. Суть же закона в том, чтобы люди не коснели во зле, чтобы мы не погубили друг друга, чтобы мир не превратился в выжженную человеческой злобой пустыню. Цель и смысл закона — ограничение зла. Но никак не ограничение добра. А все предписания направлены на то, чтобы внутри конкретного человека — меня самого — поставить предел злу. И потому обращать внимание мы должны только на одного человека — на самого себя. Если же пост и его подвиги к этому не приводят, значит, это не тот пост, значит, напрасны все эти поклоны, стояния и воздержание от пищи. Значит, ощущение себя грешником, нуждающимся в сугубом милосердии Божием, — а это именно та тема, которой пронизан весь Великий пост, — не более, чем ролевая игра. Ведь если у меня действительно что-то болит, если я действительно страдаю под тяжестью собственного греха, то я физически не смогу обращать внимание на какого-то другого.

Пост призван помочь сосредоточиться в самом себе с тем, чтобы по окончании поста через это внутреннее сосредоточение научиться видеть мир таким, какой он есть — благим, а любого человека — добрым, но, может быть, по тем или иным причинам, страдающим и потому нуждающимся в особой заботе и внимательном нежном отношении. Это и будет благой результат поста, тот результат, которого от всех нас ждет Бог.