25 января 2020 года, в канун Недели 32-й по Пятидесятнице и дня памяти прп. Иринарха, затворника Ростовского, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил всенощное бдение в храме преподобного в пос. Борисоглебский.

По окончании всенощного бдения владыка обратился к присутствующим с проповедью:

— Для исследователей Священного Писания Нового Завета совершенно очевидно, что эта — последняя — глава Евангелия от Иоанна была прибавлена к основному тексту книги через какое-то время после окончания апостолом своего труда. Об этом говорит и концовка предыдущей главы: «Много сотворил Иисус пред учениками Своими и других чудес, о которых не писано в книге сей. Сие же написано, дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя Его» (Ин. 20, 30–31). Эти слова не предполагают продолжения, но, тем не менее, продолжение есть и частично мы его сегодня слышали. Для чего нужна еще одна глава и почему апостол Иоанн не останавливается.

Самый простой ответ на эти вопросы является, пожалуй, и самым правильным: апостол Иоанн пишет еще одну главу, чтобы убедить читателя в истинности Христова Воскресения. Христос после Воскресения — это не какой-то бесплотный дух, это Человек. Он воскрес не по видимости, Он истинно воскрес, Он воскрес плотью. Он указывает, где ловить рыбу, Он ест и пьет. Не потому, что Его Воскресшее Тело нуждается в еде и питии, а потому что этим Господь еще раз доказывает непризрачность Своего восстания из мертвых: дух не способен есть. Сомнения в Христовом Воскресении были, они есть, и они будут. Зерна или даже всходы этих сомнений есть в каждом из нас, мы верим, мы собрались сегодня, чтобы прославить Воскресшего Христа, но чем отличается наша жизнь от жизни тех, кто не разделяет нашей веры? Можно, конечно, попытаться перечислить. Но все перечисленное не будет иметь значения, если, глядя на нашу жизнь, люди не спешат прийти ко Христу.

А здесь самое время вспомнить о необычайно богатом улове, который не повредил сеть: «Симон Петр пошел и вытащил на землю сеть, наполненную большими рыбами, которых было сто пятьдесят три; и при таком множестве не прорвалась сеть». Толкователи по-разному осмысляют эту деталь повествования апостола Иоанна Богослова. Кто-то пытается видеть некую символику в самом числе пойманных рыб. А кто-то, и это очень важно, говорит о том, что раз апостолы были рыбаками и раз именно от этого занятия Христос призвал их быть «ловцами человеков», то под сетью надо понимать Церковь, а под количеством рыбы — полноту человечества.

Все человечество может и потому должно войти в Христову Церковь. Церковь от этого не пострадает, она создана нашим Господом так, что может вместить всех. В ней нет никаких преград, в ней нет национальных или еще каких-то разделений. И потому она Церковь миссионерская. А раз так, то каждый, кто в нее входит, уже по самому факту принадлежности к Церкви должен жить так, чтобы через его жизнь люди видели прекрасный Лик Христа и всеми силами стремились к этому Лику.