В день памяти своего небесного покровителя епископ Феоктист совершил Литургию в Даниловом монастыре

5 января 2021 года, в 710-ю годовщину преставления святителея Феоктиста, архиепископа Новгородского, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил Литургию в Свято-Троицком Даниловом монастыре.

По окончании богослужения владыка обратился к собравшимся:

— Дорогой отец Пантелеимон, дорогие братья!

В сегодняшнем евангельском чтении мы слышали, что фарисеи искушали Христа Спасителя, обращаясь к Нему с вопросом: «Позволительно ли разводиться мужу с женою?» (Мк. 10, 2).

Фарисеи хотя и пытались своим вопросом о возможной причине развода искусить Христа, но этот вопрос не был для них праздным. Скорее всего, этим вопросом они полагали проверить Его правоверность или же надеялись, что Он запутается в Своих собственных словах и начнёт противоречить Сам Себе: ведь тема развода и второбрачия уже поднималась в диалогах с фарисеями. А может быть они, уже зная Его ответ, пытались тем самым вызвать вражду к нему со стороны Ирода Антипы, который как раз развёлся и женился на другой.

Теоретически идеал иудейского брака не имел равного в тогдашнем мире. Целомудрие считалось величайшей добродетелью. В раввинистической литературе можно найти такие выражения: «Мы считаем, что Бог долготерпим ко всем грехам, кроме греха нецеломудрия»; «Иудей скорее должен был пожертвовать жизнью, нежели совершать идолопоклонство, убийство или прелюбодеяние»; «Даже алтарь проливает слёзы, когда человек разводится с женой своей молодости». Но практика была совсем иной: мужчина мог развестись со своей женой почти на любом основании. В качестве причины такого отношения к браку люди ссылались на слова из книги Второзаконие: «Если кто возьмёт жену и сделается её мужем, и она не найдет благоволения в глазах его, потому что находит в ней что-нибудь противное, и напишет ей разводное письмо и даст ей в руки, и отпустит её из дома своего» (Втор. 24, 1). Но что является «противным», пророк и боговидец Моисей не указал. Это умолчание пророка Моисея привело к возможности самых разнообразных спекуляций на тему развода, вплоть до слов равви Акибы, который заявил, что уважительной причиной для развода будет, если мужчина встретит женщину, которая ему покажется красивее его жены, или же слов равви Гиллеля, который считал уважительной причиной развода подгоревшую еду, поданную мужу.

Господь Иисус Христос в нынешнем евангельском отрывке говорит, что пророк Моисей допустил возможность развода из-за жестокосердия народа. Жестокое сердце не ищет ничего, кроме наслаждений. Его желания предельно просты и часто граничат с пошлостью. Жестокое сердце не способно к высшим стремлениям, к самоотречению, к богоугождению, к подвигу благочестия.

Жестокость сердец евангельских фарисеев, которая сопровождалась неимоверным количеством разводов, привела в конечном итоге не только к тому, что они не увидели в Иисусе из Галилеи Мессию, но к тому, что они приговорили к казни невиновного и безгрешного Человека и Бога. Если жестокосердие приводит к увеличению количества разводов, то по количеству разводов можно судить о состоянии общества. Этот евангельский критерий невозможно подтасовать, его невозможно не заметить, с ним невозможно спорить, он из области статистики, о нём можно узнать в любом загсе. И если мы хотим укрепить семью, то значит нам необходимо в первую очередь обратить внимание на своё сердце, сделать все, чтобы смягчить его, попытаться уйти от грубого материалистического взгляда на жизнь.

Зачем я говорю об этом здесь, в монастыре? Дело в том, что статистика ухода из монастырей и оставления монашества приблизительно такая же, как и статистика распада семей. Потому что мы все дети одного времени, одного общества. Мы все поражены одними и теми же болезнями. В данном случае, жестокосердием.

Жестокосердие проявляется не только в стремлении к физическому наслаждению, тяга к наслаждениям душевным — ещё одна сторона этого недуга. Сегодня можно часто слышать, как люди пытаются оправдаться в своих грехах — в оставлении семьи или монашества, чаще всего они говорят приблизительно одно и то же: «Мне было психологически некомфортно, я чувствовал себя пленником, я не развивался…» Но это следствие жестокосердия. С ним должны бороться не только люди, состоящие в браке, но все христиане, и монахи в том числе.

В монастыре есть место для проявления жестокосердия. А методы борьбы — «скучные», но всем известные — искренняя внимательная молитва, всестороннее самоограничение и погружение своего ума в смысл, изложенного в Священном Писании. Если двигаться по этому пути, все тяжести, которые приходится нести как в семейной, так и в монашеской жизни, обретут новый и иной смысл, они превратятся из зачастую унылой и безысходной обыденности в тропинку, которая ведёт человека к Богу.