В канун Недели 4-й по Пятидесятнице епископ Феоктист совершил всенощное бдение во Владимирском соборе

1 июля 2023 года, в канун Недели 4-й по Пятидесятнице, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил всенощное бдение во Владимирском кафедральном соборе.

По окончании богослужения владыка обратился к верующим:

— С наступающим воскресным днём вас, дорогие отцы, братья и сёстры!

Вопрос существования в созданном Богом мире зла — очень непростой и болезненный вопрос. Пожалуй, нет того человека, который не задавался бы вопросом о том, как Бог может допускать ужасы войн, жестоких издевательств над людьми, тяжёлые болезни детей и тому подобные трагические вещи. Многие люди, сталкиваясь с экстремальными проявлениями горя, склонны и вовсе терять веру, потому что увидеть за всем этим Бога почти невозможно. Конечно, христиане сделали немало попыток каким-то образом объяснить существование зла и отсутствие реакции Бога на него. Такие объяснения давал и Тот, чьё Имя мы носим — Господь наш Иисус Христос. Так, в 13-й главе Евангелия от Матфея мы можем найти притчу, которая посвящена как раз этому вопросу, — притчу о добром семени и плевелах.

То объяснение существования зла, которое в Своей притче дал Христос, не нуждается в каком-то особом комментировании, причта Спасителя понятна: зло имеет своим источником некоего «врага», под которым мы, конечно же, с лёгкостью узнаем диавола. Именно он, пользуясь данной ему, как и любому иному мыслящему существу, свободой, сеет зло в нашем мире: «Когда же люди спали, пришёл враг его и посеял между пшеницею плевелы и ушёл» (Мф. 13, 26). Бог сеет доброе, диавол — злое. Но Бог, как мы видим из притчи, не спешит бороться с диавольскими посевами, потому что такая борьба может повредить то, что посеял Бог, а потому злу позволено существовать до определённого времени, которое в притче названо временем жатвы: «Но он сказал: нет, — чтобы, выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пшеницы, оставьте расти вместе то и другое до жатвы» (Мф. 13, 29–30).

В притче всё звучит понятно и логично, если же попытаться переложить притчу в наши человеческие реалии, то возникают вопросы, самый важный из них можно сформулировать так: человек — не пшеница, он не связан корневой системой с другими людьми и с окружающим нас миром, так почему бы не повлиять на этот мир и недобрых людей таким образом, чтобы зло было сведено к минимуму или же вовсе уничтожено?

У Христа не было необходимости отвечать на этот вопрос, потому что в Его время такой вопрос не мог возникнуть, ведь Господь жил в то время, когда люди не мыслили себя вне семьи и вне общины, а потому изгнание грешника или же больного проказой из общества воспринималось как смерть, и люди прекрасно осознавали и чувствовали свою глубинную связь с теми, кто их окружает. А окружали их, как и нас, не только добрые, но и злые, с последними тоже могла быть — и была! — родственная или же дружеская связь, ведь, как мы понимаем, понятие «злой человек» — это очень условное понятие, для кого-то, возможно, что и для Бога, он злой, но для кого-то он добрый, и у любого человека, даже у самого отъявленного негодяя, есть те, кто его любит. В нравственном же отношении любящий и объект его любви могут быть диаметрально противоположными людьми, к примеру, так было с первосвященником Илией, о котором рассказывает Первая книга Царств: сам он был человеком благочестивым и непорочным, но его сыновья Офни и Финеес были совершенно иными, и Бог покарал их за их нечестие, эту кару, совпавшую с похищением Ковчега Завета, Илий пережить не смог.

Это одна из причин, по которой Бог не спешит с истреблением носителей зла.

Есть и другая: если растения не могут изменить своей природы, то человек в силах это сделать, все мы можем измениться и истребить зло в самих себе, а потому долготерпение Божие — благословение для человечества, ведь Бог, как о том неоднократно было сказано на страницах Священного Писания, «не хочет смерти грешника», но хочет, «чтобы грешник обратился от пути своего и жив был» (см. Иез. 33, 11) не только в физической реальности, но и в жизни будущего века.

При этом Христова притча не даёт ответ на вопрос о пострадавших или же погибших побегах пшеницы, а таковые, несомненно есть. Как же быть с ними? Почему они принесены в жертву? Господь не пытался это объяснить словами, Он дал ответ делом: Спаситель Сам стал тем ростком пшеницы, который пострадал от сорняков — Он умер на Кресте, но, как мы знаем, после этого было Христово Воскресение, именно оно являет собой конечную победу над злом и его источником.

Похожие публикации