17 июля 2020 года, в канун дня памяти преподобного Сергия Радонежского, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил всенощное бдение в Сергиевском храме Переславля.

По окончании богослужения владыка обратился к верующим:

— Сегодня мы чествуем игумена Земли Русской, монаха, без которого бы не состоялось ни наше монашество, ни наше государство. Основная его заслуга состоит в том, что он сумел быть монахом. Конечно, любой человек имеет ответ на вопрос о монашестве, о том, что это и кто такие монахи. Иногда эти ответы бывают довольно комичными, иногда они близки к сути, но чаще всего представления о монашестве находятся где-то между этими двумя крайностями. Особенно же любопытно слушать ответы тех, кто желает принять монашеский постриг. Признаюсь, что были случаи, когда мне приходилось либо вовсе отменять, либо откладывать постриг после этих ответов.

Прежде всего, монашество это отклик человека на призыв Бога оставить всё и следовать за Ним. Тот самый призыв, на который в своё время откликнулись апостолы. Все остальное, то, что по форме представляет из себя монашество, — вторично. Это лишь средства для достижения цели. Дело тут в том, что оставить всё непросто. Не потому, что жалко, не хочется, есть сомнения. Нет. Причина иная: мир не хочет быть оставленным, он пытается догнать того, кто отрёкся от него. Впрочем, мир догоняет и привязывает к себе любого. Неизбежно любой монах обрастает каким-то имуществом. Неизбежно у него появляются люди, которые пытаются ему как-то помогать. Неизбежно он должен реагировать на все это. Мир категорически не хочет отпускать кого-либо. Так происходит всегда и везде. Поэтому основная сложность монашества состоит в том, чтобы не дать миру догнать монаха. К сожалению, чаще всего это не получается. Но у преподобного Сергия получилось. Результат нам всем прекрасно известен и нет смысла его упоминать ещё раз.

Но мир гонится не только за монахами. Он гонится за каждым христианином. Суета, заботы обо всём и сразу, шум, различные нестроения — всё это не даёт нам быть со Христом. Всё это мешает молитве. Можно провести мысленный эксперимент и задать самим себе вопрос: сколько раз за время сегодняшнего богослужения мы отвлекались от молитвы и думали о том, что происходит сейчас за стенами храма, о том, что было сегодня до службы и о том, что ждёт нас после? Полагаю, что ответ на этот вопрос мало у кого будет утешительным. Скорее всего, окажется, что здесь и сейчас, в храме и на молитве и вовсе никого не было. Мы все были где-то не здесь, мы все были пленены миром.

Но если это так, то можем ли мы сказать, что пребываем со Христом? А если ответ на этот вопрос отрицательный, то есть ли надежда на вечность с Ним? Конечно, может показаться, что такое и вовсе невозможно. Но нет. Есть прекрасный пример нашего земляка, человека, который был поставлен в игумены буквально в двухстах метрах от места, где мы сейчас находимся — пример преподобного Сергия.

Давайте будем помнить о том, что наши святые нас поддерживают, готовы оказать нам помощь в том случае, если мы проявляем хотя бы какое-то минимальное усердие. А минимальное усердие — хотя бы на пять минут в день «затворяться в клети» с тем, чтобы быть наедине с Господом нашим Иисусом Христом, — хотя бы пять минут перед Его Образом, пять минут без каких-либо других мыслей. Думаю, что при любой загруженности это возможно, было бы стремление, было бы желание, было бы усердие. А наши святые, наши преподобные, и, конечно, в первую очередь преподобный Сергий, нам в этом помогут.