25 апреля 2020 года, в субботу Светлой седмицы, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил Литургию в храме святителя Николая Чудотворца в селе Николо-Бой Борисоглебского района.

По окончании богослужения владыка обратился к собравшимся:

— Христос воскресе!

Сердечно поздравляю вас со Светлой субботой и пасхальным архиерейским богослужением в этом храме, который ещё совсем недавно был заброшенным и находился в очень плачевном состоянии. Практически всю неделю, кроме одного дня, мы с вами слушали Евангелие от Иоанна, — первую, вторую и начало третьей главы. В этих отрывках очень много было сказано об Иоанне Предтече.

Не так давно мне попался недоуменный вопрос: почему Церковь сейчас читает эти главы Евангелия от Иоанна Богослова, ведь там о Воскресении Христовом ничего не говорится? И, действительно, вся Светлая седмица, если мы обратим внимание на евангельские литургические отрывки, посвящена совсем иной теме. Это самое начало Евангелия от Иоанна, это призвание учеников, это проповедь Иоанна Предтечи и его слова о Христе.

Мне думается, что всё здесь очень закономерно. Иоанн Предтеча был тем человеком, благодаря которому у Христа появились первые ученики. Пророк Иоанн был очень популярным, к нему шли люди отовсюду, у него было много учеников. Но в какой-то момент он начал всех отсылать от себя ко Христу, он себя вполной мере ощущал Предтечей — он перенаправлял людей.

Если мы обратимся к Евангелию от Матфея, прочитаем третью и четвёртую главу, то увидим, что Христос, приняв крещение от Иоанна, ушёл в пустыню. А потом Он просто подходит к Андрею и Петру, зовёт их за Собой, и они идут. А откуда они знали Его? Почему они так легко последовали этому призыву? Они знали Его, благодаря проповеди Предтечи, и вообще тогда все о Христе знали благодаря Предтече, — Христос пришёл на подготовленную Иоанном почву.

Но каково было самому Иоанну? Он был молодым человеком — чуть старше 30 лет. У него огромная известность и, кажется, впереди вся жизнь. Для такого возраста свойственно тщеславие. Несмотря на то, что люди идут к нему, он понимает своё место, понимает своё подчинённое положение по отношению ко Христу, понимает, что его миссия закончилась. Ему 30 лет, но он должен уйти в тень. И он это делает.

Я смотрю на нашу жизнь, на наши церковные реалии. К сожалению, мало кто из нас умеет так же уходить в тень. Мало кто способен быть тем человеком, который таким же образом только приводит ко Христу, а потом отходит в сторону. К сожалению, многие священники пытаются привлечь людей к самим себе, тогда как задача духовника — сделать себя ненужным. Надо устраниться, надо воспитать свою паству таким образом, чтобы священник как учитель стал ему не нужен, чтобы человек сам научился видеть путь ко Христу.

Пример Иоанна Предтечи важен тем, что он видел перед собой только Христа, его жизнь была полностью посвящена и подчинена Христу. Ничего и никого другого в его жизни не было.

Сегодня, как мы знаем, в определённой части христианского мира волнения, которое можно выразить такими словами: «Всё пропало, завтра придёт антихрист, бежим в леса и в землянки ему навстречу!». Можно услышать мнение, что те меры, которые принимает государство для замедления распространения поразившего мир вируса — это та самая, многими ожидаемая, печать антихриста. Есть священники, которые, к сожалению, поддерживают эти идеи, потому что подобные идеи легко монетизировать. Тогда как правда в другом, — в том, что те, кто сейчас сильно переживают и кричат «караул», абсолютно не знают истории Церкви, ни относительно современной, ни древней.

Вот сегодня память преподобного Исаака Сирина. Кто знает, в какой ситуации жил Исаак Сирин и современные ему сирийские отцы, все те, благодаря которым сформировалась та духовная традиция, в которой мы живем? Кто знает, что происходило в современном этим святым мире? В то время и в тех местах был период, когда людям при рождении ставили клеймо, которое указывало на место рождения. Человек мог уйти в другое место, но всегда можно было выяснить откуда он родом. Есть свидетельства, что человека могли в любой момент привлечь к ответственности, сказать, что раз он из такого-то места, то он должен заплатить определенный налог, а если он не мог или не хотел это сделать, то его могли заключить в тюрьму или же продать в рабство. Это была очень жёсткая государственная система. На её фоне жизнь сирийских отцов, в том числе и Исаака Сирина, память которого сегодня совершается, была очень непростой, у них почти не было внешней свободы. Это лишь один из примеров, которые можно приводить бесконечно. Несмотря на это, сирийские отцы создали великую духовную традицию, наследниками которой мы, так или иначе, являемся.

С чего вообще люди взяли, что эта пресловутая печать какая-то видимая и осязаемая вещь — то, что можно увидеть и потрогать? Мне вспоминается очень глубокий, очень важный и тонкий христианский ответ отца Иоанна (Крестьянкина) на письмо одного священника, который задался вопросом, является ли ИНН печатью антихриста. В том же письме он испрашивал благословения найти новую «помощницу и утешительницу», так как у него распалась семья. На что отец Иоанн ответил: «Ни о какой помощнице-утешительнице и помышлять нельзя. Грешно. Гибельно. Дорогой батюшка, это ведь для Вас та самая печать, которой все боятся, и без устрашающих трех шестерок». То есть тот грех, на который мы соглашаемся — это и есть та печать антихриста, а не что-то внешнее — что нас посчитают, заставят строем ходить или ограничат наше перемещение. Тем более, что наши перемещения уже давно ограничены: мы не можем отправиться, скажем, во Францию, где много древних христианских святынь, если не получим визу. Но этот факт, почему-то никого не смущает.

Апостолу Павлу принадлежат великие и очень важные слова, он писал, что свобода вовсе не в свободе перемещения с места на место, она совсем в другом, она в Христовой любви, лишить её нас может только лишь наш собственный сознательный грех: «Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим. 8, 39). А ещё он писал, что социальный статус для христианина не имеет определяющего значения: «Рабом ли ты призван, не смущайся; но если и можешь сделаться свободным, то лучшим воспользуйся. Ибо раб, призванный в Господе, есть свободный Господа; равно и призванный свободным есть раб Христов» (1 Кор. 7, 21). При этом апостол основывался на крайне важных словах Христа: «Царство Мое не от мира сего» (Ин. 18, 36). Именно по этой причине первые христиане не обращали никакого внимания на деятельность современных им государств. Христианство не про политику, не про внешний строй. Потому что свободу христианина ничто не может ограничить, кроме нашего собственного греха: грех лишает человека свободы и делает рабом извечного врага Божия. Проблема в этом, в том, что мы склонны забывать об этом, обращая особое внимание на то, на что его обращать и вовсе не следует, особенно в эти пасхальные дни.

Я постоянно задаю людям один и тот же вопрос: «Вы были сегодня на литургии, скажите, о чём говорилось в апостольском и евангельском чтениях?» Как правило, мне никто не может дать ответа на этот вопрос. Никто не слушает эти чтения. Они проходит мимо нашего внимания. Нам это неинтересно. Но при этом все знают статистику заболевания сегодняшним вирусом, все знают, что государство пытается предпринять. Получается, что внешнее нам интереснее, чем слова Христа. Но вирус пройдёт, а слова Христа — нет. А если нам интереснее это внешнее, то получается, что мы уже попались, мы уже ушли от Христа, мы уже не Его. А всё то, что не Его, принадлежит Его противнику, другой альтернативы нет.

Давайте помолимся, чтобы мы, предстательством святого Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна, преподобного Исаака Сирина, память которого сегодня совершается, были свободны в любви ко Христу. Чтобы внешние волнения оставались за пределами нашего внимания, чтобы основной доминантой наших мыслей были Христовы заповеди, а не какие-то необоснованные страхи, которые распространяют не совсем грамотные люди.

Спаси вас всех Господь. Христос воскресе!