Преподобный Герасим Болдинский

(1489 – 1 мая 1554)
День памяти: 14 мая

Преподобный Герасим Болдинский

Преподобный Герасим родился в 1489 году в семье благочестивых родителей в Переслале-Залесском. При крещении наречён был Григорием.

В юности Григорий избрал духовным отцом преподобного Даниила Переславского. В возрасте 13 лет поступил послушником в Успенский Горицкий мужской монастырь в Переславле-Залесском, где настоятелем был его духовник. Позднее юноша перешёл в основанный преподобным Даниилом в 1508 году Свято-Троицкий Данилов мужской монастырь, где был пострижен им в монашество с именем Герасим, о чём сообщается в житии преподобного Даниила. Там же рассказывается о том, что он был кожевником. Герасим был любимым учеником преподобного Даниила, неоднократно сопровождал его в поездках в Москву; переславских подвижников хорошо знали при дворе великого князя Василия III Иоанновича.

Прожив в Троицком монастыре 26 лет, В 1526 году Герасим, получив благословение преподобного Даниила на пустынножительство, покинул обитель. Герасим поселился в смоленских землях, которые незадолго до этого, в 1514 году, вошли в состав Российского государства, после того как в течение более 100 лет являлись частью Литовского великого княжества. Преподобный поставил небольшую хижину в Дорогобужском урочище, недалеко от старой Смоленской дороги, повесил при дороге на дереве «кузовец» для сбора милостыни, питался тем, что клали в него проходившие по дороге люди, которые «веляху ему молити Бога о них», делился полученным хлебом и деньгами с путниками и нищими. Когда святой покидал хижину, её и «кузовец», согласно житию, от зверей, птиц и людей охранял ворон. На подвижника неоднократно нападали местные жители за то, что занял их «вотчину», «злии убийцы разбойницы», проходившие по дороге путники.

25 марта 1528 года Герасим после бывшего ему видения перешёл на новое место отшельничества — на берег реки Болдинки в 10 верстах от Дорогобужа. На поляне рядом с источником святой поставил крест и небольшую келью. Крестьяне из окрестных сёл были недовольны новым соседством и даже замышляли убить подвижника. Схватив и избив святого, они связанным отправили его в Дорогобуж. Там подкупленный наместник приговорил Герасима к заключению в темнице. Однако во время суда в Дорогобуж прибыл великокняжеский посланник, видевший некогда святого при государевом дворе в Москве, он вступился за него, и наместник был вынужден с честью и дарами отпустить святого.

К Герасиму начали приходить желающие монашествовать, в пустыни были поставлены кельи и часовня. Вскоре Герасим отправился в Москву, где получил от государя разрешение на создание новой обители и, вероятно, жалованную охранную грамоту.

9 мая 1530 года в пустыни был освящён деревянный Троицкий храм с приделом преподобного Сергия Радонежского. Болдинский монастырь рос, число братии умножалось, через 10 лет в обители выстроили тёплую церковь. Ещё при жизни основателя монастырь имел большое хозяйство, в том числе пашенные угодья с зависимыми крестьянами, стада, рыбные ловли на Абрамовском озере.

Будучи наделен недюжинной физической силой, Герасим неустанно трудился на разных монастырских послушаниях. Святой рубил деревья для постройки Троицкой церкви и братских келий, носил на плечах бревна из леса, молол муку, пек хлеб, разносил дрова и воду по кельям иноков, стирал их одежду, ухаживал за больными. Питался преподобный хлебом и водой, спал немного — стоя или сидя. Неоднократно предпринимал путешествия по монастырским делам в Москву и в Переславль-Залесский. Посещая им монастыри, Герасим передвигался пешком, даже если сопровождавшие его ученики ехали в телеге или санях. Святой имел дар слёз во время молитвы — «бе плачевен зело ко всякому молитвенному предстоянию», отличался глубоким смирением, совершенные им чудеса объяснял милостью Божией.

В поисках нового места для уединенной жизни Герасим с частью учеников оставил Болдинский монастырь и поселился на берегу реки Бебри, в лесу, на окраине Вязьмы. По словам святого, «на месте том бысть сход корчемником и зерньщиком, и съезд разбойником, и душегубство велие, и убийство, и кровопролитие». В 1543 году в новооснованном монастыре в честь Иоанна Предтечи был возведён и освящён деревянный храм в честь Усекновения главы Иоанна Предтечи с трапезной и келарской. Преподобный получил от великого князя Иоанна IV грамоту, по которой крестьяне, селившиеся в слободе близ монастыря, получали освобождение от посадского тягла. Святой имел тяжбу с неким великокняжеским посланником, пытавшимся заставить крестьян платить подати. Устроив обитель и поставив в ней игуменом своего ученика Симеона, Герасим вернулся в Болдинский монастырь.

Однако вскоре, ища уединения и избегая почёта, преподобный вновь ушёл из Болдинского монастыря и поселился в Брынском лесу, на месте впадения реки Бредни в реку Жиздру. Здесь Герасим с учениками поставил церкви Святой Троицы, Введения во храм Пресвятой Богородицы и преподобного Сергия Радонежского — так был основан Троице-Введенский монастырь, строителем которого стал ученик Герасима Пётр (Коростелёв).

В селе Свирковы Луки (Сверколучье) на левом берегу Днепра, в 40 километрах от Болдинского монастыря и 36 километрах от Дорогобужа, на месте небольшой запустевшей обители, преподобный положил начало Сверколуцкому монастырю в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Святому пытался оказать сопротивление местный землевладелец Я.А. Салтыков, который использовал пустовавшие монастырские постройки для ночлега во время охоты. Преподобный отправился в Москву и получил от Иоанна IV жалованную грамоту на выбранное им под монастырь место. Салтыков, ставший к тому времени боярином, принял постриг в Болдинском монастыре.

Когда в Сверколуцкой обители собралось 35 монахов, строителем в ней Герасим поставил своего ученика Сергия, сам же вернулся в Болдинский монастырь. Во всех основанных им обителях Герасим установил строгий общежительный порядок и впоследствии посещал их.

По-видимому, перед кончиной преподобный отдал Болдинский монастырь под покровительство московских властей: «Бил есмя челом царю Ивану Васильевичу и митрополиту Макарию о брежении монастыря».

Перед смертью в присутствии иноков из всех основанных им монастырей Герасим продиктовал завещание, в котором, упомянув основные события своей жизни, изложил правила общежительства. «Изустная память» отражает речь святого, правила в ней сгруппированы не тематически, а в порядке их изложения, в тексте отсутствуют литературные примеры-назидания, цитаты из Священного Писания. Содержание «Изустной памяти» близко к положениям уже существовавших к тому времени монастырских уставов — преподобных Евфросина Псковского, Иосифа Волоцкого, Корнилия Комельского, которые имеют более разработанную литературную форму, нежели устав Герасима.

Герасим заповедует ученикам совершенное общежительство: «И все бы было обще, в любви, и без вражды, и без ропоту всякое дело сотворяти». Инокам запрещалось иметь в кельях какие-либо вещи, кроме одежды, которую монахи получают из монастырской «казны». Трапеза должна быть общей для всей братии, включая игумена, «братцкою пищею» надлежало кормить также нищих и путников, совершаться трапеза должна «с молчанием и с книжным чтением». Святой запрещает «хмельное питие» в обители, но разрешает держать квас для гостей-мирян, которым возбраняет жить в кельях. Женщины могут молиться за монастырским богослужением 3 дня в году — в престольные праздники Святой Троицы, преподобного Сергия Радонежского и на Введение во храм Пресвятой Богородицы, впрочем, допускалось присутствие женщин на молебнах и водосвятии и в другие дни. Желающих принять постриг в монастыре следовало зачислять без вклада. Допускалось использование труда наёмных работников. Возможно, руководствуясь уставом преподобного Иосифа Волоцкого, преподобный Герасим учредил собор из 12 старцев, помогавших игумену в управлении обителью. По завещанию преподобного, игуменами основанных им монастырей могли стать только их постриженики, была особо оговорена неприемлемость назначения игуменов царём. Настоятелем Болдинской обители, в которой к концу жизни святого подвизалось 127 человек, по распоряжению Герасима стал его ученик Иосиф Краснописец.

«Изустная память» Герасима была известна митрополиту Московскому Макарию и царю Иоанну IV. В 1576 году она была переписана в Болдинском монастыре по приказу соборных старцев и игумена Антония, впоследствии епископа Вологодского и Великопермского, «с подлинного слово в слово», единственный её список сохранился в рукописи 1663 года, происходящей из Переславского Данилова монастыря. В рукописях встречается также литературная обработка «Изустной памяти» 2-й половины XVII века, насыщенная риторическими вставками. Именно этот текст хранился в Болдинском монастыре в более позднее время в качестве завещания-устава преподобного Герасима.

Преподобный Герасим скончался 1 мая 1554 года и был погребён в Болдинском монастыре у южной стены Троицкого собора, рядом с приделом преподобного Сергия Радонежского.

По-видимому, в игуменство Иосифа Краснописца мощи преподобного были перенесены в соборный храм и помещены в деревянную раку. Крышкой раки служила икона святого. В конце XVI века мощи святого были перенесены в новопостроенный каменный Троицкий собор, в придел апостола Иоанна Богослова, и помещены в деревянную резную позолоченную раку, над которой была устроена такая же сень.

Канонизация преподобного Герасима подтверждена включением его имени в Собор Ростово-Ярославских святых, и в Собор Смоленских святых.

В конце XIX века в Болдинском монастыре над источником, рядом с которым Герасим поставил келью, была устроена деревянная часовня, не сохранившаяся до настоящего времени. В 1990 году близ этого места был установлен поклонный крест.

20 июля 2001 года состоялось обретение мощей преподобного Герасима под руинами Иоанно-Богословского придела Троицкого собора. В настоящее время они почивают в Введенской церкви возрожденного Болдинского монастыря.

В феврале 2016 года определением Архиерейского Собора Русской Православной Церкви благословил общецерковное почитание преподобного Герасима Болдинского и включил его имя в месяцеслов Русской Православной Церкви.