В ярославском педагогическом университете имени К.Д. Ушинского прошёл вечер памяти митрополита Ярославского и Ростовского Иоанна (Вендланда).

14 января исполнилось 110 лет со дня его рождения. Вечер памяти был организован по инициативе студенческого объединения «Православное собрание молодёжи» ЯГПУ при поддержке руководства ВУЗа.

Своими воспоминаниями поделился настоятель Успенского собора в Мышкине, благочинный Мышкинского округа протоиерей Александр Иванов. Когда-то молодым человеком, вернувшись из армии, он некоторое время работал сторожем и истопником в епархиальном управлении в Ярославле. В этом же доме жил правящий архиерей митрополит Иоанн. Эта встреча определила выбор жизненного пути отца Александра, и повлиял на это владыка. Времена были не простые, но это не остановило молодого юношу.

— Он вообще не видел плохого в людях! – рассказал батюшка студентам о владыке. — В каждом человеке замечал и выделял образ Божий, был наполнен настоящей любовью к ближнему, всем старался помогать и морально, и материально. Любил всех, за всех молился — даже за уполномоченных по делам религий, были тогда такие «кураторы». И нам велел с ними поступать, как в Евангелии написано: «Богу — Богово, кесарю — кесарево». А его знаменитый синодик! Он мне про тех, кто был там записан, говорил: «Ты помолись за них, и они за тебя помолятся». И сейчас там уже ни за кого молиться не надо — все святые, все новомученики. Пример имени в его синодике — «Отец Серафим и 120 с ним расстрелянных».

На вечер памяти отец Александр пришел в рясе, когда-то подаренной ему митрополитом Иоанном:

— Сейчас заказать рясу ничего не стоит, а тогда её шили единицы, да и материл достать было трудно. Вот он мне и подарил.

Очевидно, эту рясу отец Александр одевает крайне редко, потому что спустя почти полвека выглядит она очень хорошо.

Неожиданную историю рассказала ярославская журналистка Светлана Парсегова:

— Своя история об отце Иоанне есть и в нашей семье — удивительным образом доказывающая, что у Господа не бывает случайностей. Мама моей любимой свекрови Жоржетта Саиянц, карабахско-ташкентская армянка, много лет в Ташкенте трудилась геологом вместе с мужем Георгием Стешенко. Уже ближе к концу своей долгой земной жизни она рассказывала о том, как во время Великой Отечественной войны искала полезные ископаемые, а именно —уран для первой советской атомной бомбы в пустынях Средней Азии.

В том числе бабуля вспоминала о дяде Косте — её коллеге, который работал с ней в геологических партиях. Она рассказывала, какой это был необыкновенный, добрый человек, и самое главное — что разговаривал с ней, молодой советской женщиной, о Боге и ангелах.

— Он был очень верующий! — вспоминала Жоржетта Исраэловна. — Когда мы ехали на лошадях по пустыне, он показывал мне на небо и говорил: «Жеточка, неужели вы не видите? Ангелы летят!» Этим дядей Костей был будущий митрополит Иоанн (Вендланд).