14 апреля 2020 года, в Великий Вторник, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил Литургию Преждеосвященных Даров в Феодоровском женском монастыре.

На малом входе к празднику Святой Пасхи священник Игорь Киселёв, штатный клирик монастыря, был удостоен права ношения наперсного креста золотого цвета.

По окончании Литургии владыка обратился к верующим:

— Дорогая матушка, дорогие отцы, сестры, брат!

Сердечно вас приветствую с Великим Вторником! Отца Игоря поздравляю с наградой, которая долго очень шла к нашему герою, должна была прийти еще 17 лет назад, но пришла только сегодня!

Мы с вами слышали окончание 24-й главы Евангелия от Матфея, всю 25-ю и часть 26-й главы. Господь в сегодняшнем Евангелии закончил свою эсхатологическую речь, которой полностью посвящена 24-я глава Евангелия от Матфея, и привёл несколько примеров, как Он обычно это делает — в притчах.

Мне очень нравится история с талантами, которую мы сегодня слышали. Совершенно случайно так получилось, что денежная единица, используемая на Ближнем Востоке и в греческом переводе, обозначенная как «талант», совпадает с нашим словом, обозначающим некие дарования. Тут есть соблазн понимать эту притчу, как историю про дарования, которые нам даёт Бог. Все экзегеты, древние и относительно современные, говорят о том, что здесь речь идёт о тех людях — иудеях — священниках, книжниках, фарисеях, которые присвоили себе знание и право толковать Закон. Более того, по их собственным словам, которые содержатся во внебиблейских источниках, они считали необходимым вознести забор вокруг Закона так, чтобы сохранить Закон и те традиции, которые связаны с Законом в том виде, в каком они его получили их от своих предков. Чтобы, не дай Бог, ничего не изменить. Это очень важная черта иудаизма и той поры, и во многом сегодняшней — важно сохранить, важно никак не испортить. Понятно, почему у людей возникает такое стремление. Если начать что-то менять, можно ненароком разрушить всё здание Закона.

Мы не можем их судить, потому что сами находимся в похожей ситуации. Опять же и нас нельзя судить. Здесь почти нет людей, которые восприняли христианскую православную традицию от своих родителей, а те от своих и так далее. Большинство из нас были призваны Богом уже в сознательном возрасте и та традиция, в которой мы находимся, для нас, в общем-то, новая. Естественно, что мы, как пришельцы в эту традицию, не можем ничего менять. Мы на самом деле ничего не понимаем, мы только изучаем эту традицию. А попытки холодным разумом, прочитав какую-то книгу или послушав какого-то проповедника, взять и что-то поменять, чреваты серьёзными последствиями. Мы эту традицию храним, любим её и чтим.

Но проблема в том, что мы рискуем так же, как люди Ветхого Завета, которых обличает Христос, стать пленниками. В каком случае это может произойти? Евангелие нам отвечает: тогда, когда дело касается боли человека, когда дело касается милосердия, помощи другому, нет никакого религиозного закона, который стал бы ограничивать оказание этой помощи. Суббота — да, ничего нельзя делать. Но помогать другому, помогать несчастному — можно. И это Христос показал много раз на Своём примере. Соответственно, если мы встречаем немощных людей, которым нужна помощь, не только физическая, а вообще — интеллектуальная, какая-то ещё, — то мы не можем бравировать своей традицией. Традиция сама по себе не спасает, она лишь ограждает нас от уклонения не туда.

Мне вспоминается одна история, которая произошла со мной в прошлом году. Я не буду называть имён и повода, не буду называть места. Но скажу так: есть один просветительский проект, который был в своё время презентован и у части московского православного сообщества вызвал недоумение — они разозлились на этот проект, решили устроить некую конференцию, пригласить туда создателей, а также тех, кто хочет высказаться, тех людей, которым не понравился этот проект. Главный инициатор этого проекта, мой друг, мне позвонил: «Владыка, там ситуация такая, туда придут люди, они очень сильно против, и они нас там просто будут бить. Приходи, твоё присутствие поможет успокоить обстановку». Я пришёл и увидел, наверное, сотню людей, которые были, действительно, очень негативно настроены в отношении этого просветительского проекта. Круглый стол длился довольно долго — часа три-четыре. Я вспоминаю тех женщин, которые вставали и очень экспрессивно говорили, что они уже 30 лет преподают православие, у них есть методики, которые они создали и ими пользуются. А этот проект совершенно непедагогичен, он противоречит всем педагогическим практикам и установкам.

В конце мне дали слово, и я задал риторический вопрос: «Хорошо. Вы 30 лет преподаёте православие. У вас есть методики, есть книжки. У вас всё хорошо. Вы рады сами себе и друг другу. Но один маленький вопрос — если вы столь успешно преподаёте православие 30 лет, то почему у нас не изменилось количество людей, которые регулярно участвуют в таинствах? Во всяком случае, не изменилось в большую сторону».

Если мы говорим о христианстве и люди нас не слышат, если люди не понимают то, что мы говорим, если им это не интересно, не интересен Христос, то вопрос не к этим людям, вопрос к нам. Значит, мы как-то не так говорим, значит, методики не работают, значит надо что-то менять. Менять не в этих людях. Нельзя говорить: «Раз ты меня не слушаешь, то сам виноват». Нет, это наша проблема. Апостол Павел и другие апостолы искали язык, чтобы говорить с людьми. А мы сегодня зачастую оградили себя методиками, какими-то правилами, какими-то установками, через которые Слово Христово не пробивается, люди его не слышат.

Мы берём за образец проповеди и наставления из XIX века. Но, простите, уже тогда народ не понимал то, что говорят с церковных кафедр. В этом легко убедиться, если посмотреть на слова мною очень почитаемого, моего любимого святого — святителя Феофана Затворника, и сравнить его тексты с текстами, скажем, Ивана Александровича Гончарова, с которым они жили в один период и были практически ровесниками. Гончаров пишет на понятном нам русском языке, никаких вопросов не возникает, а святителя Феофана понимать довольно сложно. Тогда так учили в духовной школе, такие были проповеднические образцы. Это то, на чём он вырос, он по-другому говорить не умел.

Сегодня Церковь получила свободу, а мы взяли за образцы XIX век. Но к чему привёл XIX век? Мы знаем — к уничтожению и страны, и существующего строя, и фактически к полному уничтожению Церкви. Сегодня мы боимся, боимся что-то изменить, боимся в своём разговоре о Христе выйти за очерченные рамки. И это на самом деле очень симптоматично. У нас есть Сокровище — Христос. Ни наше богослужение, ни наша одежда, ни наши традиции. Они всего лишь некие направляющие. Сокровище — Христос, Его Слово, Благая Весть о прощении грехов каждому человеку, о свободе от греха, о вечной жизни. Но мы не хотим и не можем передать радость Христова Воскресения другим людям. Приходит человек, а мы требуем от него, чтобы он оделся как надо, причесался, и только тогда начинаем с ним говорить. Смешно? Смешно.

Мне бы хотелось пожелать всем нам, чтобы мы, общаясь с людьми, интересующимися христианством, всё же имели в своём уме не внешнюю традицию, а Евангелие. Для этого Евангелие надо знать, надо жить Евангелием, чтобы оно было нашим сокровищем, а не что-то другое, ни какая-то даже самая замечательная традиция.

Сегодня большинство наших сограждан, большинство христиан мира переживают как раз разрушение традиции. Они не смогут прийти на Пасху в храмы. Была замечательная традиция участвовать на службах Страстной седмицы и на Пасху, освящать куличи и прочую скоромную снедь. Сегодня это по всем известным причинам нарушается. И многие люди так испугались, начали говорить о кончине мира, о гонениях. Но подождите, это всего лишь традиция! Хорошая, прекрасная, всеми нами любимая традиция, но это традиция. Христос выше её. Причащаться Христу никто не может нам запретить. Священники готовы прийти к любому, священники свободно могут передвигаться при карантине, пока что нас никто не ограничивает. Если даже у нас в Переславле будет предписание сидеть людям дома, то священники придут. Причаститься можно всегда, помолиться можно всегда. Быть со Христом можно всегда. Просто мы лишаемся на краткое время одной из традиций. Не стоит паниковать, нужно понимать, что Бог выше всего этого и пребывание с Ним не равно исполнению тех предписаний, которым мы рады и которые мы любим исполнять.

Дай нам Бог всем это помнить, не грустить и не отчаиваться, утешаться Христовым Евангелием и приближающимся Светлым Христовым Воскресением!