23 марта 2019 года, в субботу 2-й седмицы Великого поста, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил Литургию в храме иконы Божией Матери «Знамение» в Переславле.

По окончании богослужения владыка обратился к собравшимся:

— Дорогой отец Алексей, дорогие отцы, братья, сестры! Отец Алексей, я еще раз вас поздравляю с сорокалетием! Мне думается, что сегодняшнее евангельское чтение имеет самое прямое отношение к тому, чем вы занимаетесь помимо богослужений — к миссионерской деятельности. Позволю себе напомнить, о чем шла речь.

О том, что Христос уединился в пустынное место и там молился; пришел Петр и говорит: «Пойдем, все Тебя ищут». Христос отвечает: «Нет, пойдем в ближайшие города и села и будем там проповедовать». Они идут в ближайшие города и села, и там Господь исцеляет человека и заповедует ему никому не рассказывать о том, как он получил исцеление, а идти к священникам и принести жертву по Закону Моисея. Краткое и довольно понятное чтение. Единственное, что надо иметь в виду, когда мы говорим об этом чтении, что оно взято из первой главы Евангелия от Марка. То есть это самое начало общественного служения Христа Спасителя. И когда Петр приходит и говорит: «Учитель, пойдем. Все Тебя ищут», надо понимать, что этих «всех» — очень мало. Может быть, их можно было пересчитать на пальцах одной или двух рук. Христос не идет к ним, Он говорит: «Пойдем проповедовать».

О чем это нам должно напомнить? О том, что христианство не может именоваться таковым, если оно замыкается в самом себе. Очевидно, что нам в своей христианской среде очень приятно и комфортно. Нам бы со священниками вообще бы никуда больше не ходить. Мы бы с большим удовольствием закрылись ото всех, сидели и радовались друг другу. Ну, может, позвали бы в свою компанию некоторых прихожан. Мы друг друга понимаем, говорим на одном языке, нам друг с другом хорошо, мы постимся, молимся, все замечательно. У нас есть язык, на котором мы общаемся и так далее. Но христианство всегда шло вовне. Христианство никогда не делило людей на своих и чужих, посвященных и непосвященных. Суть христианства, в том числе, заключается и в этой его обращенности вовне.

Отец Алексей, как, наверное, вы все знаете, возглавляет Миссионерский отдел нашей епархии и занимается миссией вовне. А что такое сегодня «миссия»? Ведь помимо того, что у христианства есть миссионерский посыл в самой его сути, есть еще и определенная традиция. В современном мире мы сталкиваемся с серьезнейшей проблемой, о которой, к сожалению, не все готовы думать. Но я вас всех призываю подумать.

Недавно мне довелось оказаться в эпицентре одной жаркой дискуссии. Суть ее в том, что появился один миссионерский образовательный проект, который вдруг заговорил на немножко другом языке. Не на том языке, на котором мы привыкли говорить. И это вызвало очень серьезное возмущение среди определенных людей, которые пришли и сказали: «Мы 30 лет преподаем православие, и мы знаем методологию, а вы не знаете и так нельзя преподавать. Так нельзя говорить о Христе». И они 3 часа рассказывали, почему так нельзя делать.

У меня единственный вопрос, который возникает в таком случае: хорошо, если вы 30 лет работали по этой методике, если вы 30 лет проповедовали, 30 лет учили, 30 лет вы занимались миссией, то, простите, где люди?! У нас в России причащается хотя бы раз в год меньше одного процента. Если мы посмотрим на людей, которые причащаются хотя бы раз в месяц, то получается, что это около нуля плюс-минус статистическая погрешность. Нас почти нет. Нас очень мало. И, несмотря на все лозунги о том, что Россия — христианская страна, по сути это не так, потому что христианин — это тот, кто живет по вере. Соответственно, участвует в церковных таинствах. Отсюда вытекает вопрос, а что мы делаем не так? Нам надо продолжать разрабатывать методики, которые не работают или искать что-то новое? С одной стороны, у нас есть традиция. Но проповедь вовне — это тоже традиция. Миссия — тоже традиция, и поиск языка —традиция.

Это те вопросы, которые, может быть, особо остро стоят у нас здесь, потому что, с одной стороны, наш край христианский, край древний, край прекрасный, край намоленный, здесь множество святынь и святых. Но если мы посмотрим на количество людей — у нас будет меньше одного процента практикующих христиан, и храмы наши заполняются зачастую исключительно за счет приезжающих туристов и паломников. Это грустно. Нам есть над чем работать. Еще раз повторю: по моему мнению, это вопрос языка. Думаю, нам не надо бояться. Очень удобно скрыться за ширму привычных фраз и образов, привычных действий. Очень это комфортно. Но мы видим, Христос не искал комфорта от нахождения в среде близких по духу людей. Он шел туда, где Ему не было приятно. Если нам становится в какой-то момент в церкви приятно, хорошо, комфортно — это означает, что мы утратили миссионерский порыв, а так не должно быть.

Я надеюсь, что нам с вами никогда не станет в этом смысле комфортно из-за того внутреннего горения, которое было у апостолов, которое было у святых, которые никогда не успокаивались и шли вперед. Никогда не успокаиваться — вот что я хочу вам всем в первую очередь пожелать.