4 марта 2020 года, в среду первой седмицы Великого поста, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил великое повечерие с чтением Великого покаянного канона преподобного Андрея Критского в Феодоровском женском монастыре Переславля.

По окончании богослужения владыка обратился к собравшимся:

— Преподобный Андрей Критский среди множества персонажей Ветхого Завета упоминает и того, чье имя известно и тем, кто никогда не брал в руки Библию. Это имя Каина. Все знают, что Каин был сыном Адама и Евы, и все знают, что он стал первым убийцей. После убийства своего брата Авеля, на вопрос Господа: «Где Авель, брат твой?» Каин дерзко отвечал: «Не знаю; разве я сторож брату моему?» (Быт. 4, 9). Осуждённый за эту дерзость на то, чтобы жить на земле стеня и дрожа, Каин не хочет просить помилования: но прилагая беззаконие к беззакониям, считает свой грех таким, который не может быть прощён Господом. И это ложное ощущение Каина — что существует грех, который не может быть прощён — по мысли блаженного Иеронима Стридонского, — самое страшное беззаконие, самый страшный грех, который может последовать за уже совершённым преступлением.

Каждый понимает, что человек может оказаться в таком состоянии, в котором собственная смерть будет желанной. Жизнь может привести в ситуацию, из которой не будет видно выхода. И каждый понимает, что нравственные мучения могут быть значительно страшнее физических. Этому нас учит и жизнь, и прекрасные примеры классической художественной литературы. Об этом же говорит и трагическая история Каина. Он мог покаяться, мог упасть перед Богом на колени и начать оплакивать свой грех так, как много позже сделает царь, пророк и поэт Давид, но Каин не сделал этого. И потому он был осуждён на долгую жизнь в страхе и нравственных терзаниях, которые и есть самое страшное и самое суровое из возможных наказаний. Его трагический пример напоминает о крайне важном свойстве Бога: Его милость не имеет границ, ей не могут помешать наши преступления и наши грехи, она бесконечна, но на её пути можем встать мы сами и тогда Бог отступит, Он не станет вторгаться и ломать нашу волю. Постараемся помнить об этом и о том, что нет другого греха без прощения, кроме греха неверия в возможность прощения.