Вечером 17 марта 2021 года, в среду первой седмицы Великого поста, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил великое повечерие со чтением Великого покаянного канона преподобного Андрея Критского в Феодоровском женском монастыре.

По окончании богослужения владыка обратился к собравшимся:

— Дорогая матушка, отцы, братья и сестры!

Преподобный Андрей Критский предлагает нам очень много интересных образов, которые, как мне кажется, христиане не смогут никогда в полной мере осмыслить — ведь до сих пор, насколько мне известно, не существует полного толкования покаянных тропарей, которые мы читаем на первой седмице Великого поста. Есть лишь фрагментарные из изъяснения.

Сегодня мне бы хотелось поразмышлять над одним из образов, который нам предлагает преподобный Андрей. В третьей песни канона есть два тропаря, которые упоминают праотца Авраама. Первый из них в русском переводе звучит так: «Удались, душа моя, от земли Харран — от греха; иди в землю, источающую вечно живое нетление, которую наследовал Авраам», второй: «Ты слышала, душа моя, как в древности Авраам оставил землю отеческую и сделался странником; подражай его решимости». То есть автор канона призывает свою душу выйти из земли греха так, как Авраам вышел из Харрана.

Мы знаем, что Авраам жил со всеми своими родственниками в Харране, и ему было повеление от Бога идти в те пределы, которые Бог ему укажет. Авраам послушался и пошёл. Вся его жизнь была странствованием. Бог неоднократно являлся праведнику и обещал, что даст семени его наследовать землю. Аврааму было тяжело в это поверить, шли годы и ничего не менялось, у него не было наследника, лишь в глубокой старости у него родился Исаак. И в конечном итоге обетование было исполнено. Преподобный Андрей предлагает посмотреть нам на нашу духовную жизнь, как на исход Авраама из Харрана и как на его дальнейшее многолетнее странствование.

Переселение в древнем мире было очень непохоже на то, как это делается сегодня. Уйти — означало умереть для всех своих родственников. Ведь, как мы понимаем, в те годы не было возможности отправить сообщение, позвонить, прислать красивые фотографии из путешествия. Человек, уходя, исчезал насовсем. Это и произошло с Авраамом. Естественно, что у него был соблазн вернуться, соблазн прекратить странствование, потому что, я повторю ещё раз, годы шли, а ничего не менялось.

То же самое происходит и с нашей духовной жизнью. Когда-то у нас была решимость, и мы вышли из земли греха. Особенно ярко это прослеживается у монашествующих, которые отреклись от мира, решив жить совершенно иначе. Войдя в область неизвестного, мы пошли за Богом призывающим, и идём годы, десятилетия. А что меняется? Я думаю, что любой монашествующий, тем более тот, кто провёл в этом звании не первый десяток лет, может сказать, что он не изменился. И велик соблазн сдаться так же, как частично сдался Авраам. Начать унывать, роптать, делать непоправимые вещи. Мы знаем, что Авраам в какой-то момент утратил своё абсолютное доверие Богу, он согласился на то, чтобы наложница родила ему сына. И мы знаем к чему это привело: до сих пор ближневосточный мир сотрясают последствия этого греха Авраама — конфликт между евреями и арабами, потомками Исаака и Исмаила. Этот конфликт никогда не будет уврачёван. И это напоминание всем нам, что бывает, если мы в какой-то момент сдаёмся, показываем слабость и перестаём доверять Богу.

Авраам и его путешествие — это прекрасная иллюстрация нашей духовной жизни. Именно в этом контексте нам следует прочитывать эту историю, прочитывать как можно чаще. Особенно тогда, когда мы отчаиваемся и унываем. Путь не будет простым. И вовсе не факт, что мы ещё здесь, ещё в плоти сможем прийти к искомому состоянию и сможем сказать, что мы изменились и чего-то в духовном смысле достигли. Скорее всего этого не произойдёт, скорее всего мы уйдём такими же странниками, как и Авраам. Но при этом, если мы не изменим своему призванию, то уйдём с надеждой на милосердие нашего Спасителя и Господа Иисуса Христа, которое не будет посрамлено.