13 марта 2019 года, в среду 1-й седмицы Великого поста, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил Литургию Преждеосвященных Даров во Владимирском кафедральном соборе.

По окончании богослужения владыка обратился к молящимся:

— Дорогие отцы, братья и сестры!

Пожалуй, сложно найти толкователя Священного Писания, который не остановил бы своего внимания на фразе «сотворим человека по образу Нашему [и] по подобию Нашему» (Быт. 1, 26). Если в вопросе понимания и трактовки всего предшествующего текста возможна широкая вариативность, то эта простая по своей форме и по своему содержанию фраза, говорит о самом важном для нас. И не подразумевает большого числа прочтений. Она говорит о высоком предназначении человека. Отсюда, из этой фразы, вытекает все учение Церкви о человеке. Предельно кратко можно сказать, что в нынешнем своем состоянии, то есть в состоянии после грехопадения, мы априори имеем образ Божий, а подобие — это то, к чему нам надлежит стремиться. Такое различение образа и подобия традиционно для отцов Церкви.

Преподобный Иоанн Дамаскин писал, что «выражение «по образу» означает разумное и одаренное свободной волей, а выражение «по подобию» означает уподобление через добродетель, насколько это возможно». Блаженный Диадох Фотикийский ту же мысль выразил в следующих словах: «Все мы, люди, созданы по образу Божию. Быть же по подобию Божию есть принадлежность только тех, которые по великой любви свободу свою поработили Богу. Ибо когда мы не бываем своими самим себе, отвергаемся себя, тогда бываем подобны Тому, Кто по любви Своей примирил нас с собою — чего никто не может достигнуть, если не убедит душу свою не увлекаться прелестями жизни самодовольной и самоугодливой».

Конечно, слова святых звучат очень красиво, поэтично и возвышенно. Но при этом они не снимают один очень важный вопрос: зачем все это надо самому человеку? Ведь можно же довольствоваться образом Божиим? С одной стороны, да, с другой — нет. Если человек не пытается взойти на высоту подобия Божия, то он, по мысли преподобного Максима Исповедника, не исполняет возложенной на него Богом задачи, которая как раз и состоит в достижении подобия. Ведь человек принадлежит двум мирам: с одной стороны, он взят из земли, с другой стороны — Бог вдохнул в него жизнь, причем не просто животную жизнь, но то дыхание жизни, которое его делает способным познать Бога, полюбить Его, прислушиваться к Нему, входить в гармонию с Ним. А так как человек был создан таким, он может и, значит, должен все земное приобщить к духовному, и в конечном итоге — к небесному и божественному.