Вечером 14 марта 2021 года, в Неделю сыропустную, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил вечерню с чином прощения во Владимирском кафедральном соборе.

По окончании богослужения владыка прочитал молитву на начало поста Святой Четыредесятницы, а затем обратился к присутствующим:

— Дорогие отцы, братья и сестры!

Благодарю вас всех за то, что вы нашли сегодня возможность быть здесь.

Уверен, что среди вас нет человека, который бы не знал о том, ради чего мы собрались в этом храме в это время. Мы здесь ради того, чтобы испросить друг у друга прощения и благословения на грядущий Великий пост.

В последнее время всё чаще раздаются голоса о том, что эта традиция себя изжила, что она неправильная и лукавая, что, исполняя её, мы на самом деле лишь имитируем покаяние, а то, что по своей сути крайне неприятно, мы превратили в милое симпатичное и ни к чему не обязывающее развлечение. Я не хочу спорить с этими людьми, но скажу, что лично мне далеко не всегда приятен этот чин. Я бы хотел его избежать и вовсе не потому, что я согласен с мыслями  его бессмысленности и лукавстве, ведь в конце концов, будет чин прощения настоящим или нет, зависит от каждого из нас, в том числе и от меня. Мне бы хотелось избежать чина прощения вот по какой причине: многолетний опыт его совершения показывает, что я рискую услышать не самые приятные слова в отношении меня самого. С одной стороны, я их жду как лекарства, с другой — боюсь их не меньше, чем визита к стоматологу. Думаю, что эти переживания в той или иной степени затрагивают многих.

Помимо критических высказываний в отношении чина прощения, каждый год перед началом Великого поста многие люди начинают делиться собственными удивительными открытиями, они сообщают, что много лет Великий пост был для них незыблемым и обязательным, но недавно они поняли, что, оказывается, можно не следовать навязанной Церковью парадигме и не поститься вовсе. Они рассказывают, что посты стали для них личным делом, а небо не обрушилось на землю. Я очень рад за этих людей, ведь это означает, что они перестали быть носителями языческого сознания и приблизились к христианству. Говоря так, я вовсе не иронизирую. Объясню, что я имею в виду.

В огласительном слове на Святую Пасху святитель Иоанн Златоуст вспоминает Христову притчу о работниках, получивших одинаковую плату, эту причту святитель Иоанн трактует применительно к практике поста и говорит о том, что есть разные люди, есть те, кто прошёл весь пост, есть те, кто прошёл какую-то его часть, а есть и те, кто был вовсе вне поста, но тем не менее: «Постившиеся и непостившиеся, веселитесь ныне. Трапеза обильна, — насыщайтесь все; Телец велик, — никто пусть не уходит голодным; все наслаждайтесь пиршеством веры; все пользуйтесь богатством благости». Бог призывает на пасхальный пир всех вне зависимости от отношения каждого конкретного человека к посту. Для христиан это вполне очевидная мысль, мы прекрасно понимаем, что пост — это не жертва требовательному божеству, это добровольно взятый на себя миниатюрный подвиг, который необходим не Богу, а самому человеку. Необходим он для того, чтобы попытаться отсеять всё лишние и освободить мысль и время для исполнения Христовых заповедей. Мы знаем, что Христос не давал Своим ученикам заповеди о посте, Он нигде и ничего не говорил про постную дисциплину, Он не говорил «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете строго поститься семь недель перед Пасхой», Он сказал иначе — «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13, 35). Но как научиться этой любви? Опыт Церкви говорит, что самый верный и надёжный путь лежит через добровольное самоограничение. Это вполне понятно и естественно, если вспомнить, что та любовь, о которой сказал Спаситель, не имеет никакого отношения к любви в нашем обыденном понимании, к любви как к чувству. Заповеданная Христом любовь — это деятельность, это отказ от себя в пользу ближнего. Это когда мы тратим время и силы не на самих себя, а на других. Когда мы делаем не то, что хочется нам, а то, что необходимо другому. Когда мы меняем свои планы ради тех, кому мы нужны. Христова любовь невозможна без самоограничения. Господь не заповедовал нам пост, но Он заповедовал непрестанное обучение любви. Важно же ещё и то, что Он показал, как достигается эта цель и что такое любовь — Он Сам начал Своё служение людям с сорокодневного поста в пустыне, Он Сам ограничил Себя в самых базовых человеческих потребностях с тем, чтобы явить совершенную любовь.

Своими постом, вернее, своими попытками поста, мы подражаем нашему Спасителю с тем, чтобы хотя бы на полшага приблизится к исполнению Его заповеди. В этом смысл, в этом цель. Все другие постовые цели — в той или иной мере ошибочны. Надеюсь, что мы с вами это хорошо понимаем. А если нет, если кто-то считает, что пост — обязательное условие для достойной встречи Пасхи или что это некая дань Богу, то таким людям я советую воздержаться от поста, благодаря этому вы сможете понять, что Пасха никуда не денется и что на вас не обрушится наказание, но благодаря этому вы сможете освободиться от языческого мироощущения. Повторю: пост — это не требование Бога, это требование нашего падшего естества, озвученное Церковью, пост нужен нам для того, чтобы приблизиться к исполнению заповеди о любви.

Ну а начинается все с признания своей неправоты перед ближними. С того, чтобы простить и быть прощённым.

Мы знаем, что наши грехи имеют свойство повторяться, что мы на каждой исповеди из года в год каемся в одном и том же. Вот и я из года в год исповедую перед вами одни и те же грехи. Сегодняшний вечер не исключение.

Я прошу простить мое невнимание, мою постоянную спешку, мою лень, мою трусость, мой недостаток любви. Конечно, буду стараться исправиться. Надеюсь, что вашими молитвами у меня это получится.

Также прошу простить меня тех, кого смутили мои слова и мои действия. Увы, но далеко не всегда я способен быть на высоте своего сана. Поверьте, меня это вовсе не радует. Опять же, надеюсь на ваши молитвы обо мне.