7 июня 2020 года, в день Святой Троицы — Пятидесятницы, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил Литургию и великую вечерню праздника со чтением коленопреклонных молитв в Троицком соборе Свято-Троицкого Данилова монастыря.

По окончании богослужения владыка обратился к молящимся:

— Любой христианин когда-то был крещен, и когда-то над всеми нами было совершено таинство Миропомазания, или, другими словами, таинство Духа Святого. Над кем-то из нас было совершено таинство хиротонии: кто-то пережил это таинство один раз, кто-то два, а кто-то и все три.

Во всех таинствах Церковь дает человеку благодать Святого Духа. Но каждый раз это, если можно так выразиться, функционально разная благодать. Причем она не безусловна: ее можно помрачить в самом себе до такой степени, что она отступит, ведь Бог никогда не насилует волю человека. Поэтому благодать Святого Духа нуждается в том, что апостол Павел называл «возгреванием». Он напоминал своему ученику Тимофею о необходимости «возгревать дар Божий», который Тимофей получил в рукоположении от апостола Павла.

Вполне очевидно происхождение этого образа: он взят от огня. Огонь не может существовать без вещества горения, а для того, чтобы было чему гореть, необходимо приложить определенные усилия: необходимо постоянно подкладывать дрова, или уголь, или что угодно — то, что способно гореть. То есть здесь речь идет о некоем вполне, впрочем, понятном действии. Так и действие по возгреванию благодати Святого Духа тоже вполне понятно: у авторитетных толкователей оно не вызывало сомнений, и они едины в своем мнении.

Относительно этого действия: апостол Павел говорит об усердном исполнении обязанностей, которые вытекают из того или иного дара Святого Духа.

Если же этого не делать, то Бог дает вполне ощутимый и осязаемый «сигнал» — уныние. Оно возникает тогда, когда есть «зазор» между тем, кем должен быть христианин, и тем, кто он есть на самом деле. Конечно, здесь могут быть различные оговорки. Кто-то может вспомнить, к примеру, о пастырском «выгорании», кто-то вспомнит о других историях, о том, что некоторые христиане годами усердно исполняли всё им предписанное, но в конечном итоге разочаровались и приняли решение вернуться к обычной светской жизни. Действительно, такое бывает.

Но, с одной стороны, каждый такой случай надо рассматривать отдельно, а с другой, стоит задаться вопросом о цели, ради которой человеку дается тот или иной дар Святого Духа, и о том, всегда ли тот или иной христианин осознает эту цель. Дело тут в том, что он никогда не дается человеку ради него самого, не дается ради того, чтобы его обладателю было хорошо и комфортно. Дары Святого Духа всегда даются для служения другим, причем служения совершенно определенного рода — для того, что в самом широком смысле можно назвать миссионерским служением.

Никто из нас не имеет права сказать, что миссия и проповедь Евангелия — это про других, а не про меня. Никто не имеет права сказать, что я «человек маленький», мне не до других, мне бы самому суметь как-то быть христианином. Но дело в том, что невозможно быть христианином без соотнесенности с другими людьми. Христианство подразумевает служение другим, и оно же подразумевает проповедь окружающим.

Христианство — это всегда вовне и никогда внутрь. Внутреннее же образуется из внешнего. Поэтому если мы хотим, чтобы Святой Дух действовал с нами и в нас, то необходимо всегда быть настроенным на христианскую деятельность вовне. Разочарование и опустошение могут постигнуть лишь тех, кто полагает, что дары Святого Духа подаются Богом исключительно для того, кто их принимает. Но это не так. Огонь не имеет положительного смысла, если он не греет и не светит окружающим, ведь в этом случае он либо тухнет, либо превращается в разрушительный пожар, который уничтожает всех и вся. В том числе и сам себя.

Давайте подумаем об этом и помолимся, чтобы дары Святого Духа в нас преумножались и приносили свой благой плод в тех, с кем Бог дает нам возможность общаться. Аминь.