4 декабря 2020 года, в праздник Введения во храм Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил Литургию в Введенском храме Феодоровского женского монастыря.

По окончании Литургия владыка обратился к верующим:

— Вся жизнь Пресвятой Владычицы нашей Богородицы — это крест для скептического разума. Как можно понять Её появление на свет от родителей, которые уже давно вышли из детородного возраста? Как сопоставить Её вхождение в храм с историческими данными? А как быть с Благовещением и с безсеменным зачатием? Что можно сказать о Её Успении и восхождении на Небо? Любой из этих этапов Её жизни может быть подвергнут естественно-научной критике. Может, а потому и постоянно подвергается. Такого рода критику можно услышать и от тех людей, которые считают себя верующими.

Каким образом мы можем им ответить? Впрочем, значительно важнее другой вопрос: а почему мы должны им отвечать? Могут ли наши ответы хоть что-то изменить в их картине мира? Евангелие утверждает, что нет, в такой полемике нет никакого смысла: об этом сказал Сам Господь Иисус Христос в притче о богаче и Лазаре — «если Моисея и пророков не слушают, то, если бы кто и из мёртвых воскрес, не поверят» (Лк. 16, 31).

Причину этого явления мы также находим в Священном Писании, она имеет различные названия, к примеру, «ожесточение сердца» или же «окаменение ума». Впервые об ожесточении сердца в Писании мы слышим в очень яркой истории фараона, которой упорно не желал отпустить израильский народ из Египта. Фараон видел знамения, но они его не убеждали, книга Исход говорит об этом, используя такую словарную конструкцию, которая способна несколько смутить: «Но Господь ожесточил сердце фараона, и он не послушал их» (Исх. 9, 12). Из этой фразы можно сделать ложный вывод о том, что в ожесточении сердца не было вины фараона, что за этим стоял Бог. Но это, конечно же, не так — фараон противостоял воле Божией, собственно, поэтому и сказано, что «Господь ожесточил сердце фараона» — воля Божия явилась для него камнем преткновения.

Так можно сказать абсолютно о каждом человеке, который пытается не соглашаться с Богом. Такое несогласие и есть ожесточение сердца. Мы знаем, что иногда нечто подобное происходит и с нами: нам бывает непросто принять волю Божию о самих себе или же о ком-то из наших близких. К примеру, принять то, что Бог попускает умирать или тяжело болеть маленьким детям. Или же бывает непросто принять те послушания, которые мы, будучи монахами, получаем в Церкви. Если мы вспомним печальную историю египетского фараона из книги Исход, то увидим, что неспособность принять волю Божию в чём-то одном неизбежно влечёт дальше и приводит к противлению Богу, к отрицанию вообще всех божественных установлений и установлений Церкви, в том числе и свидетельств Священного Писания и Предания о Божией Матери. Поэтому нам важно подумать не о том, как отвечать на чьи бы то ни было сомнения, а о том, каким образом устроить свою жизнь так, чтобы сердечное окаменение не коснулось нас самих.

Здесь следует помнить, что оно всегда начинается с чего-то малого и, как кажется, совершенно незначительного. Если говорить применительно к монастырской жизни, то, как вы, уверен, прекрасно понимаете, окаменение начинается с того момента, когда монашествующий начинает видеть в действиях и решениях игумена или игумении лишь человеческие решения и забывает, что Бог в большинстве случаев действует через человека, так, как Он действовал в Египте через пророка Моисея. Конечно, здесь могут быть оговорки: если начальствующий погряз в очевидных всеми страстях, то за его решениями может быть уже не Бог, а его же собственные страсти. Но это — особый случай, о котором, пожалуй, не стоит размышлять в праздник, прославляющий Чистейшую и Пресвятую Деву. В этот праздник уместнее будет пожелать нам всем иметь такую чистоту сердца, которая позволяет видеть лишь чистое, и видя его, уподобляться Божией Матери в Её способности принимать волю Божию такой, какова она есть.