В праздник Владимирского образа Божией Матери епископ Феоктист совершил Литургию во Владимирском соборе

3 июня 2022 года, в день празднования Владимирской иконы Божией Матери, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил Литургию во Владимирском кафедральном соборе.

За богослужением возносились молитвы о упокоении духовного наставника епископа Феоктиста — приснопамятного митрополита Николая (Шкрумко), преставившегося ко Господу 3 июня 2015 года.

Во внимание к помощи Переславской епархии финансовому директору ООО «Универсам Чертаново» Евгении Александровне Романовой была вручена Патриаршая грамота.

Во внимание к трудам на благо Святой Церкви в Переславской епархии Наталья Владимировна Шарапова и Татьяна Валерьевна Русакова были удостоены медали Переславской епархии преподобного Даниила Переславского III степени.

Архиерейские грамоты были вручены Андрею Васильевичу Брызгалину и Сергею Владимировичу Шеманаеву.

По окончании Литургии владыка обратился к собравшимся:

— Дорогие друзья, с днём чествования Владимирской иконы Божией Матери и с днём памяти святых равноапостольных Константина и Елены всех вас сердечно поздравляю!

Нынешний день, как вы все прекрасно знаете, насыщен памятными датами, сегодня престольный день нашего кафедрального собора, сегодня же день памяти преподобного Кассиана Грека, Угличского чудотворца, человека, который основал один из уничтоженных в минувшем веке монастырей нашей епархии. Из-за совпадения множества памятных дат в одном дне, мы здесь — в Переславле — не совершаем богослужение в честь преподобного Кассиана, тогда как он важный и значимый святой не только для нашей епархии, но и для всей Церкви. Я не стану сейчас пересказывать его житие, оно легко доступно и любой интересующийся человек может его прочитать самостоятельно. Мне хочется обратить внимание вот на какую деталь: им основанный монастырь существовал относительно недолго, около трёхсот лет, вскоре после кончины преподобного монастырь пришёл в упадок, а потом и вовсе был упразднён, монастырские храмы были обращены в приходские церкви, но и в качестве приходских церквей они не сохранились — были взорваны в 30-е годы прошлого века. Нет у нас и мощей преподобного Кассиана.

Если смотреть на это с человеческой точки зрения, то получается, что от преподобного Кассиана ничего не осталось: ни письменного наследия, ни чего-либо материального. Осталась лишь память, да и та теряется в сонме русских святых. День его памяти не является даже для нашей епархии особым событием, которое привлекало бы к себе множество духовенства и паломников, в этом смысле преподобного Кассиана нельзя сравнить, скажем, с благоверным великим князем Александром Невским или с Димитрием Угличским. Но, конечно, такова судьба не только преподобного Кассиана, есть множество иных, известным нам и неизвестных святых, от которых не осталось ничего, а от многих не осталось и имени. Конечно, эти факты рискуют погрузить нас в печальные размышления о несовершенстве человеческой памяти и о себе самих, ведь и нас, скорее всего, ждёт подобная судьба: мы уйдём, о нас забудут, кажется крайне маловероятным, чтобы кто-то вспомнил наши имена через шестьсот лет. В лучшем случае мы окажемся в синодиках, которые иногда беглым взглядом будут просматривать наши потомки. Если продолжить размышления в этом духе, то очень скоро мы придём к тотальной испепеляющей тоске Екклесиаста: «И оглянулся я на все дела мои, которые сделали руки мои, и на труд, которым трудился я, делая их: и вот, всё — суета и томление духа, и нет от них пользы под солнцем!» (Еккл. 2, 11).

И, действительно, Екклесиаст абсолютно прав в том случае, если в нашей жизни нет Христа. А если Христос есть, то есть и Его слова, в частности, те, которые Он сказал Своим ученикам в прощальной беседе, фрагмент которой мы сегодня услышали за Литургией: «В доме Отца Моего обителей много. А если бы не так, Я сказал бы вам: Я иду приготовить место вам. И когда пойду и приготовлю вам место, приду опять и возьму вас к Себе, чтобы и вы были, где Я» (Ин. 14, 2-3).

Эти слова естественным образом вызывают вопрос о том, какие именно обители имеет в виду Господь. Если мы обратимся к оригинальному греческому тексту, то увидим, что слово, которое на русский переведено здесь как «обитель», встречается в Священном Писании всего лишь два раза, и оба раза в 14-й главе Евангелия от Иоанна. Первый раз в уже упомянутом контексте, то есть как указание на некое грядущее состояние в общении с Богом-Отцом, второй раз это слово звучит в ответе Христа апостолу Иуде, брату Господню: «Кто любит Меня, тот соблюдёт слово Моё; и Отец Мой возлюбит его, и Мы придём к нему и обитель у него сотворим» (Ин. 14, 23). Здесь мы видим несколько иное словоупотребление: речь идёт не о грядущем пребывании у Бога, а о том, что Сам Бог сходит к исполняющему Христовы слова человеку.

В Евангелии есть немало указаний на то, что Христос Своим Воплощением, Страданием, Смертью и Воскресением устранил пропасть между жизнью будущего века и жизнью временной. Рай и ад теперь находятся не где-то там, они и здесь, и там. Начинаются они сейчас, а их продолжение — в вечности. Следовательно, это не какие-то места, это состояния, которые самым непосредственным образом связаны с любовью ко Христу, а любовь, в свою очередь, имеет своим выражением исполнение Христовых заповедей. Очевидно, что заповеди можно исполнять по-разному, ведь в них нет того предела, после которого можно сказать, что они исполнены в совершенстве, да и вообще у любви нет и не может быть предела, а это означает, что райское блаженство не одинаково и не однородно, об этом свидетельствовали многие святые толкователи Священного Писания, в частности, упоминание различных степеней райского блаженства мы можем найти у святителя Григория Двоеслова и у преподобного Григория Синаита.

Но важны здесь, конечно, не степени блаженства, а оно само, и то, что начинается оно тогда, когда человек решает во что бы то ни стало исполнять Христовы слова и тем самым доказывает свою любовь к Воплотившему нас ради Спасителю. Для такого человека настоящее и будущее сходятся в одной точке, его перестаёт беспокоить собственная судьба, ведь она уже определена его любовью ко Христу, она уже благая и блаженная. Именно поэтому апостол Павел призывает нас смотреть не на то наследие, которое осталось после человека, а на окончание его земного пути и подражать вере, а не чему-то иному (ср. Евр. 13, 7).

К счастью, Церковь предлагает нам неисчислимое множество примеров жизни в вере, примеров тех людей, который стали обителью Святой Троицы при своей земной жизни. Дай Бог, чтобы молитвами Пресвятой и Пречистой Богородицы мы с вами смогли эти примеры усвоить, и чтобы они для нас стали руководством к действию!

И, конечно же, я всех благодарю за то, что вы нашли сегодня возможность и время разделить со мной молитву в столь памятный и значимый для меня день — день моей архиерейской хиротонии. Прошу вас молиться обо мне, чтобы и я назидался великими примерами наших святых и шаг за шагом совлекался ветхого человека, дабы не быть мне рабом греху (ср. Рим. 6, 6).