1 августа 2020 года, в праздник обретения мощей преподобного Серафима Саровского, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил Литургию в Серафимовском приделе Феодоровского собора Феодоровского женского монастыря.

По окончании богослужения владыка обратился к верующим:

— Дорогая матушка, дорогие сестры и братья! Поздравляю вас с днём обретения мощей одного из самых почитаемых и самых известных русских святых — преподобного Серафима Саровского!

Он один из тех, к сожалению, немногих святых, о жизни которых мы знаем из достоверных исторических источников, ведь жил он относительно недавно, а почитание его началось ещё при его жизни. Он был известен. С ним многие встречались. Эти люди оставили свои воспоминания о нём. Благодаря им, мы можем слышать голос самого святого без чьей-либо интерпретации. Да, нам известны слова и мысли древних подвижников, особенно же тех, кто прославлен в лике святителей, но у нас крайне мало информации о преподобных. Если же она есть, то, как правило, лишь косвенная. В этом смысле преподобный Серафим отличается от множества других русских подвижников-монахов. Сравниваться с ним в этом смысле могут, пожалуй, лишь Оптинские старцы, о жизни которых у нас тоже есть документальные свидетельства, есть сборники их писем и наставлений.

Что мы знаем о преподобном Серафиме? Знаем очень многое, нам хорошо известны все этапы его жизни. Но можем ли мы руководствоваться этим знанием и ему подражать? С одной стороны, должны. С другой — мы склонны воспринимать его жизнь как некую икону, идеальный образ, для нас недостижимый и потому мы, можно сказать, и не пытаемся жить так, как жил он. Мы продолжаем жить в рамках закона, а он жил, водимый Духом Святым.

Не так давно мне на глаза попалась прекрасная аналогия. В ней шла речь о сопоставлении ветхозаветного закона и новозаветной благодати, или, иначе, десяти заповедей закона Моисея и заповедей блаженств Христа. Конечно, сказанное Христом в Его Нагорной проповеди не совсем корректно называть «заповедями», ведь заповедь подразумевает некую инструкцию относительно того, как нужно поступать в том или ином случае, что делать, а чего не делать. Христос же в заповедях блаженств ничего подобного не предлагает. Он говорит о состоянии души человека, который стал гражданином Царства Небесного.

Встреченная мною аналогия состоит в том, что ветхозаветные заповеди похожи на правила дорожного движения — любого человека можно заставить их соблюдать. Кого-то заставить проще, кого-то сложнее, но если постараться, то заставить можно абсолютно любого. Заповеди Христа — иные. Они про доброе и абсолютное самостоятельное волеизъявление человека. Если продолжить сопоставление с автомобильным движением, то исполнение сказанного Христом Спасителем равно остановке ради того, чтобы подвезти человека, который стоит на обочине. Нет, и не может быть такого правила дорожного движения, которое заставило бы таким образом поступать всех и каждого. Этот выбор может сделать лишь сам водитель. Или не сделать.

Преподобный Серафим такой выбор сделал. Он, если оставаться в рамках этой аналогии, всегда и всех подвозил. Он делал то, что делать вовсе необязательно с точки зрения закона, но что является необходимым, если человек имеет добрую волю и желание помогать другим. Этим он отличается от нас. Но так жить — страшно. Ведь за такой жизнью кроется опасность и неизвестность. Преподобный Серафим рискнул. Мы знаем, что из этого вышло. Знаем, что ничего плохого, а только хорошее. Значит, имеет смысл не смотреть на его жизнь как на что-то недостижимое. Значит, стоит набраться решимости и начать ему подражать в главном — в абсолютном доверии Богу.