20 апреля 2020 года, в понедельник Светлой седмицы, день памяти преподобного Даниила Переславского, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил Литургию в храме Похвалы Пресвятой Богородицы Свято-Троицкого Данилова монастыря.

После пения пасхальных часов владыка совершил хиротесию во чтеца Дмитрия Козачека.

По окончании Литургии был совершён крестный ход к храму Всех Святых, где покоятся мощи преподобного Даниила.

Затем  епископ Феоктист обратился к собравшимся:

— Христос воскресе, дорогие мои!

Вы заметили, как у нас священники боятся святой воды? И мне бы хотелось поговорить о том человеке, который не боялся святой воды. О том человеке, которого Церковь хоть и не чтит в своём календаре, но чтит евангельским чтением, которое было за Литургией — об Иоанне Крестителе. Человеке, который абсолютно не боялся воды.

Мы слышали сегодня, что  ему подошли священники и левиты и сказали: «Ты кто? Ты пророк?» Он говорит: «Нет». Но при этом мы называем его Пророком, Предтечей и Крестителем. Господь наш Иисус Христос в Евангелии говорит о том, что «закон и пророки до Иоанна» (Лк. 16, 16). И тут начинается неразбериха: с одной стороны «закон и пророки до Иоанна», с другой — Церковь называет его Пророком, а сам он Пророком называться отказывается. В чём тут дело? Дело тут в понимании кто такой пророк. Пророк — это тот, кто возвещает волю Божию людям. И этим Пророк сильно отличается от какого-то предсказателя. Воля Божия и возвещение её может иметь отношение, как к настоящему, так и к будущему, так и к прошлому. Воля Божия, как и Сам Бог, пророчества и возвещения этой воли не ограничены временем. А предсказание, во-первых, не имеет отношения к воле Божией, а во-вторых — всегда про будущее.

В ветхозаветном понимании пророк — это не только тот, кто возвещает волю Божию, но возвещает приход Мессии, Христа. И пророки Ветхого Завета, так или иначе, через какие-то метафоры говорили о Христе, пытались определить Его в каких-то доступных терминах, выражениях. Они могли говорить о Нём, но не могли Его видеть. Тем более не могли к Нему прикоснуться, не могли на Него указать.

Иоанн Предтеча не говорит о Христе метафорами, он говорит «Вот это Он! Это Тот Человек, это Мессия, это Христос!» Он на Него указывает, лично с Ним встречается. И это выводит Иоанна из разряда пророков Ветхого Завета. И самое важное — вообще устраняется институт пророчества, как таковой. Он был связан с грядущим Мессией, Его Царством. Мессия уже пришёл, уже пострадал и воскрес. Мы это знаем, мы говорим, что мы — Церковь — видели Христово Воскресение. Каждый из нас солидаризирует своё мнение с этим видением Церкви.

Мне бы хотелось, чтобы все мы были подобны Предтече. Ни пророкам, ни предсказателям, ни гадателям, а Предтече. Чтобы мы указывали на Христа, потому что через это указание Иоанн Предтеча сподобился величайшей характеристики, которая может быть дана человеку. Господь сказал о Нём, что «из рождённых женами не восставал больший Иоанна Крестителя» (Мф. 11, 11). Тот, кто указывает на Христа, тот, кто являет собой и своей жизнью Христа миру, тот приближается к уровню святости Иоанна Предтечи.

Дай нам Бог всем это помнить, дай Бог стремиться к тому, чтобы быть подобными Иоанну Предтече!

Спаси вас всех Господь. Христос воскресе!