В первый день Великого поста епископ Феоктист совершил великое повечерие со чтением канона Андрея Критского во Владимирском соборе

7 марта 2022 года, в понедельник 1-й седмицы Великого поста, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил великое повечерие со чтением покаянного канона преподобного Андрея Критского во Владимирском кафедральном соборе.

По окончании богослужения владыка обратился к верующим:

— Дорогие отцы, братья и сёстры!

Наконец-то наступил этот возвышенный и торжественный вечер — первый вечер Великого поста, в который Церковь предлагает нам помолиться словами Великого покаянного канона преподобного Андрея Критского.

Пожалуй, среди нас нет человека, который не знал бы самого первого тропаря этого канона или, как минимум, слов, с которых он начинается: «Откуду начну плакати окаяннаго моего жития деяний? Кое ли положу начало, Христе, нынешнему рыданию? Но яко благоутробен, даждь ми прегрешений оставление». Далее в покаянном каноне будет немало сложных фраз и непростых библейских аллюзий, которые нуждаются в пояснении, но эти слова понятны без каких-либо комментариев.

Не так давно один умудрённый жизненным опытом человек рассказывал мне про одного своего знакомого, и произнёс совершенно замечательную фразу: «Он раскаивается, но не может покаяться». На первый взгляд кажется, что эта фраза немного абсурдна, но если посмотреть на неё внимательнее, то мы увидим здесь то же самое, о чём написал в своём каноне преподобный Андрей Критский: человек осознает меру своей греховности, видит свой грех, но не может сделать шаг для того, чтобы измениться. Человек страдает, страдает глубоко и нелицемерно, но ничего не может с собой поделать.

Думаю, у каждого из нас есть подобные примеры, причём примеры крайние: когда человек настолько сильно переживает своё падшее состояние, свою испорченность и грех, что не может с этим жить и заканчивает очень печально — уходит из жизни по своей воле, оставляя записку, в которой сказано приблизительно следующее: «Простите меня. Всех люблю. Но нет сил терпеть себя».

Мы знаем из собственного опыта, что, действительно, тяжелее всего терпеть не кого-то и не что-то, а именно себя. Знал об этом и преподобный Андрей Критский, но он не ищет пути выхода из своего мрачного греховного состояния где-то, кроме как в Боге. Поэтому он и обращается к Богу с этим воззванием, он не кому-то, а Богу адресует вопрос: «С чего мне начать покаяние? Как мне измениться?» На самом деле, это единственное, что может сделать тот человек, которому Бог открыл его истинное плачевное состояние, никакого другого пути попросту не существует, всё прочее может принести в лучшем случае лишь временное облегчение, но никак не избавление.

Церковь предлагает нам в эти дни обратиться к Богу теми же самыми словами, она призывает нас не пытаться побороть себя ни аскетическими подвигами, ни усиленной молитвой, ни психотерапевтами, ни чем-либо ещё.

Преподобный Андрей Критский продолжает свою мысль в следующем тропаре, и пишет о том, что необходимо сделать в первую очередь: «Гряди, окаянная душе, с плотию твоею, Зиждителю всех исповеждься, и останися прочее прежняго безсловесия, и принеси Богу в покаянии слезы». Здесь же он упоминает причину, которая лежит в основе всех наших грехов и вызванных ими негативных состояний, он называет её «безсловесием». Это то, что свойственно животным, ведь некоторых из них можно научить очень многому, но невозможно научить молитве, то есть прямому обращению к Творцу. Собственно, эта способность — и есть то, что отличает нас от всех иных созданных Богом существ. Мы можем общаться с Богом, они — нет. Но если мы по каким-то причинам этого не делаем, то, получается, спускаемся на животный уровень, сами себя лишаем слова в высшем смысле, слова, направленного к Богу.

В эти дни Церковь призывает нас вернуться к человеческому состоянию и поведать Богу о самих себе, о своих немощах, о падениях, рассказать всю правду. От того, в какой степени у нас получится это сделать, зависит и конечный результат. Дай Бог, чтобы получилось, чтобы не только слова преподобного Андрея Критского стали нашими словами, но, чтобы и конечный результат этих слов был таким же, как и у святого Андрея — достижение Христова Царства.