2 марта 2020 года, в первый день Великого поста, епископ Переславский и Угличский Феоктист молился за уставным богослужением во Владимирском кафедральном соборе Переславля.

По окончании богослужения владыка обратился к собравшимся:

— То, к чему грешники склоняют благонамеренного человека, представлено в этом отрывке книги Притчей в несколько гротескной форме. Предполагается, что цель этих нехороших людей только одна — завладеть чужим имуществом насильственным путем. Итог у таких преступлений один: «Таковы пути всякого, кто алчет чужого добра: оно отнимает жизнь у завладевшего им» (Притч. 1, 19).

А что, если человек по своей натуре не склонен к воровству, к грабежу, если ему не интересно чужое имущество, и он предпочитает зарабатывать честным трудом? Означает ли это, что слова книги Притчей его не касаются и он может не обращать на них внимания? Возможно. Но если подумать о грехе как таковом, то выяснится довольно любопытная вещь. Дело тут в том, что любой, абсолютно любой грех — это воровство или грабеж. Вопрос лишь в том, что, кто и кого ворует. Ведь своровать можно не только нечто материальное, своровать можно, к примеру, время. Его можно украсть у другого, а можно и у самого себя. Например, пустыми сообщениями в каком-нибудь мессенджере. Или же не менее пустым по своему внутреннему наполнению просмотром бесконечных видеороликов.

Даже совершенно нематериальные и не подпадающие ни под одно из возможных физических измерений такие состояния, как гнев и раздражительность можно трактовать как воровство или как попытку воровства. Ведь что такое раздражительность? Это внутренняя реакция на несовпадение происходящего снаружи с внутренними представлениями о том, как все должно быть. К примеру, если человек сталкивается с не тем отношением к себе, которое он предполагает и ожидает. Он уже что-то в своих мыслях присвоил себе, к примеру, определенный социальный статус. Если кто-то не считается с этим, то возникает раздражение.

Невоздержание в пище — тоже попадает под определение воровства. Что это такое по своей сути? Есть установленная Богом для каждого человека потребность в пище, если ее превышать, то это означает, что я беру излишек, то, что мне не нужно и мне не принадлежит.

Все это, и все, что невозможно перечислить, любой грех, это то, что в конечном итоге отнимает жизнь. Иногда бывает, что грех отнимает не только временную жизнь, но и лишает возможности вечного блаженства со Христом Иисусом в жизни будущего века.