14 марта 2021 года, в Неделю сыропустную, воспоминание Адамова изгнания, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил Литургию во Владимирском кафедральном соборе.

По окончании богослужения владыка обратился к присутствующим:

— Сегодня, накануне Великого поста, Церковь в очередной раз словами апостола Павла напоминает нам об очень важной вещи: у каждого человека свои отношения с Богом, своя степень веры, своя мера поста, а потому христианское совершенство начинается с умения сосредоточиться на своих отношениях с Богом вместо того, чтобы внимательно наблюдать за другими людьми.

Впрочем, апостол Павел написал эти слова по совершенно иному поводу. Повод этот был значительно более серьёзен, чем размышления о дисциплине и традициях Великого поста. Если немного упростить, то причину написания этих слов можно сформулировать в виде вопроса: идолы реальны или нет? Для апостола Павла ответ был очевиден: их не существует. Следовательно, не существует и ничего идоложертвенного. То, что посвящено идолам, посвящено пустоте, фикции, иллюзии человеческого разума. Из этого подхода следует и практический вывод: христиане, живущие в языческом мире, могут совершенно не обращать внимания на происхождение того, что попадает им на стол, они могут без смущения есть всё, что угодно. Вместе с этим апостол Павел признает, что для такого подхода необходима вера, а вера, в свою очередь, бывает разной. Апостол сводит вопрос отношения к идоложертвенной пище к вопросу о степени веры, при этом он призывает никого не осуждать и относиться ко всем с пониманием и снисходительностью. Есть крепкие в вере, а есть немощные. Немощные не готовы в полной мере признать то, что идолов не существует, в их представлении это некоторая объективная реальность, соприкосновение с которой способно осквернить человека, поэтому эти люди предпочитали воздерживаться от вкушения идоложертвенного с тем, чтобы сохранить верность Христу.

При прочтении и анализе этих слов апостола возникает двоякий соблазн. Во-первых, хочется присоединиться к апостолу Павлу и объявить себя самого сильным в вере, тем, кто не верит в существовании идолов, тем, для кого пост не имеет никакого смысла. А во-вторых, раз пост для христиан первых поколений вытекал лишь из отношения к идоложертвенному, то можно вовсе отказаться от поста как от вещи совершенно неактуальной — ведь мы сегодня, как правило, не сталкиваемся в своей жизни с идоложертвенными продуктами.

Первый соблазн снимается одним простым замечанием: сильный в вере вряд ли знает и помнит собственный знак зодиака. А это явно не про наше общество. Все приметы, все связанные с ними опасения, — о том же, они означают, что вера во Христа слаба, что мы немощны. Ну а второй соблазн устраняется, если перестать ощущать себя человеком без рода и без племени. До нас жили люди, будут они жить и после нас. Мы — лишь часть очень длинной цепочки, мы связаны как с прошлыми, так и с будущими поколениями. Этот факт накладывает на нас ответственность и перед первыми, и перед вторыми. Пост имеет отношение к нашим предкам, к тем, кто вынужден был выживать среди языческого мира, кто шёл за Христом в очень непростое время и в крайне сложных обстоятельствах, кто спотыкался и падал, кто был немощен, но тем не менее сделал всё, чтобы достигнуть вожделенной цели — Христова Царства. Мы, каждый в свою меру, постимся в память об этих людях в надежде, что по их молитвам Господь укрепит нас в вере и сподобит благой участи в вечности.