3 мая 2020 года, в Неделю 3‑ю по Пасхе, святых жен-мироносиц, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил раннюю Литургию в приделе апостола Филиппа Владимирского кафедрального собора.

По окончании богослужения владыка обратился к молящимся:

— Христос воскресе!

Сегодня, через две недели после Пасхи, Церковь вспоминает тех людей, о которых мы знаем очень мало — святых жен-мироносиц, праведных Иосифа Аримафейского и Никодима. На страницах Евангелия эти люди находятся в тени ближайшего круга Христовых учеников, но после Распятия Христа, они выходят на первый план, об апостолах же в те страшные часы евангелистам почти что нечего сказать, так как апостолы скрылись из опасения преследований и из-за боязни за свою жизнь.

У нас нет всей полноты данных для того, чтобы восстановить картину происходившего тогда во всей её многогранной полноте. Но Церковь давно сделала для себя вывод, что дело было в любви. Не в той любви, которую выразил апостол Петр, когда говорил о том, что он готов умереть за Христа и со Христом, а в любви тихой и деятельной, той, которая не может быть описана какими-либо словами, о которой можно лишь молчать.

Вообще, во фразах, наподобие «я люблю» и «я готов умереть за тебя», главным смысловым словом является ничто иное, как слово «я». А потому любому зрелому человеку понятно, что злоупотребление этими фразами не несёт в ебе ничего хорошего. Точно также любому зрелому человеку понятно, что говорить высокие слова о любви и жить по любви это далеко не одно и то же. Здесь в качестве очень яркого примера из относительно недавнего прошлого можно вспомнить горячие, глубокие и очень интересные проповеди некоторых священников и иерархов столетней давности, тех, кто чуть позже либо вообще отрекся от Церкви, либо перешёл в организованную молодым советским государством «живую церковь», в обновленчество. Эти люди ещё до своего ухода очень хорошо говорили, но сегодня мы предпочитаем не вспоминать их имён, такие воспоминания слишком болезненны. Удивительно, но их слова зачастую были более талантливы и несравненно красивее, чем слова тех, кто остался верен канонической Церкви несмотря ни на что.

Этот пример, пример Евангелия и тех людей, которых мы сегодня вспоминаем, говорят нам о том, что далеко не всегда можно с уверенностью определить кто в конечном итоге останется верен Христу, потому что критерий здесь один — любовь, а её невозможно вычислить и измерить, у неё свои пути, о которых никогда нельзя рассуждать с непоколебимой уверенностью. Кто мог знать, что тот самый член синедриона фарисей Никодим, который боялся непонимания других фарисеев и потому приходил ко Христу ночью, вдруг перестанет бояться и примет самое непосредственное участие в погребении Распятого Спасителя? Кто мог предположить, что Воскресший Христос, Который после Восстания из Гроба приходил лишь к тем, кто любил Его, в первую очередь предстанет перед мало кому известными женщинами, которые предпочитали молчать о своей любви?

Сегодня мы взираем на этих людей, удивляемся и восторгаемся, и вместе с этим мы молимся, чтобы в нас самих Господь возжёг тот же самый огонь любви истинной, которую ничто не сможет поколебать, о которой нельзя говорить, но в которой нет страха, ведь она, как написал апостол и евангелист Иоанн Богослов, совершенна и она побеждает страх (1 Ин. 4, 18).