17 мая 2020 года, в Неделю 5‑ю по Пасхе, о самаряныне, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил раннюю Литургию в приделе апостола Филиппа Владимирского кафедрального собора.

По окончании богослужения владыка обратился к молящимся:

— Христос воскресе!

Дорогие друзья, поздравляю вас с Неделей о самаряныне.

Сегодня мы вспоминаем беседу Христа с самарянкой у колодца Иакова в Сихеме. Исследователи отмечают, что Евангелие, которое написал апостол Иоанн Богослов, как и его послания, своим языком видимым образом отличаются от всех других книг Нового Завета. Дело здесь в том, что апостол Иоанн пользуется крайне малым количеством слов, но при этом он выражает ими высокие богословские истины. Так и беседа Христа с самарянской женщиной весьма проста с точки зрения языка, но неизмерима по своему богословскому содержанию. Впрочем, мне хочется обратить ваше внимание на нечто другое, в частности, на некоторые обстоятельства этой беседы и на её ближайшие последствия.

Сложно пройти мимо того обстоятельства, что всё это происходило, как пишет апостол Иоанн Богослов, около шестого часа дня, то есть, по-нашему счету времени, около полудня — в самое жаркое время суток. Эта женщина, как мы слышим чуть позже, грешница, — у нее было пять мужей и тот, с кем она жила на момент своей встречи со Христом, ей не муж. Она приходит за водой в самое безлюдное время. Почему? Сложно сказать достоверно, но можно предположить, что люди осуждали её образ жизни, и потому ей было неприятно лишний раз сталкиваться с соседями. У колодца она поговорила со Христом, вернулась в Сихем, рассказала о своей встрече, и произошло нечто невероятное: люди ей поверили! Основываясь на её словах о Христе, жители Сихема «вышли из города и пошли к Нему» (Ин. 4, 30).

Но как они смогли поверить тому, кого считали негодным человеком? Ответ здесь может быть только один: она изменилась, изменилась так, что это стало заметно со вне.

Ведь если мы знаем всё о человеке, знаем, что он нераскаянный грешник и что он продолжает жить в грехе, знаем, что он находится вне социума из-за своих нравственных качеств, то какова вероятность того, что мы поверим ему тогда, когда он станет говорить о чём-то высоком? Какова вероятность того, что мы последуем его словам? Мне кажется, что она минимальна, в том случае, если не произойдёт никакого видимого, явного изменения в этом человеке.

Некоторые комментаторы говорят о том, что эта женщина изменилась видимым образом, изменился её облик, что она озарилась тем светом, которым озаряется каждый человек, в сердце которого произошла встреча с Богом. Именно этот её внутренний свет помог людям поверить её словам.

Дай Бог, чтобы встречи со Христом, — которые, конечно же, у нас происходят не так, как у самарянки, — в конечном итоге нас всех изменили. Изменили настолько, что люди, даже те из них, кто нас хорошо знает, кто знает нашу жизнь «от и до», услышав наши слова о Боге, забывали о наших грехах и шли вслед отблеска света Христа Воскресшего в наших глазах!