17 февраля 2019 года, в Неделю о мытаре и фарисее, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил Литургию в Спасо-Преображенском кафедральном соборе города Углича.

По окончании богослужения владыка обратился к молящимся:

— Дорогие отцы, братья и сестры!

Я впервые совершил Литургию в Спасо-Преображенском соборе Углича и, конечно, это очень волнительно для меня. Потому что, когда я думаю о тех людях, которые служили здесь до меня, о тех великих людях, что здесь жили, то у меня возникает священный трепет. И я надеюсь, что этот трепет меня никогда не оставит в то время, когда я буду находиться на земле Угличской.

Хочется отдельное спасибо сказать хору, потому что у меня, а я в разных местах служу, сложилось впечатление, что ваш хор самый лучший в нашей епархии. У нас в Переславле точно нет такого хора.

Я бы хотел сегодня немного поговорить на тему мытаря и фарисея. Я постараюсь быть очень кратким и расскажу одну историю. Древнюю историю. Начнем с того, что вот эту связку «мытари и грешники» придумали не евангелисты. Она взята из лексикона другой евангельской группы, группы «книжников и фарисеев». Потому что у книжников и фарисеев мир был очень понятный и очень простой — есть праведники и есть грешники. И все. Между ними нет никаких промежуточных состояний. А как узнать, человек грешник или нет? Очень просто. Надо посмотреть на него, увидеть его действия и сделать вывод о его поведении. Это логика ветхозаветного Израиля. К сожалению, мы с вами тоже часто попадаем под влияние этой логики. Смотрим на человека, видим, что он совершает грех и заносим его в категорию грешников. У всех нас есть такая разделительная черта — вот тут грешники, а тут хорошие. Вот он сделал что-то плохое, а я увидел. Он грешник. Навсегда. Господь наш Иисус Христос всеми силами борется с этой логикой.

Я хотел бы пересказать историю, которую до нас доносит авва Дорофей в своих «Душеполезных поучениях». Там есть замечательная история про двух девочек, которые были сестрами-близняшками и остались без родителей. Это было в первые века после Рождества Христова. Шла торговля людьми, так было заведено, их взяли, отвезли куда-то, чтобы продать. И вот прибывает корабль в некий город. Там была благочестивая женщина. Она была бездетная, девственница, подвизалась, христианка. Она подумала, что хорошо было бы взять девочку, воспитать ее в христианском духе. И она купила одну из этих сестер и воспитала ее христианкой. А другую девочку повезли дальше. В другом городе жила женщина самого распутного нрава. И она подумала, что тоже хочет иметь себе девочку, чтобы ее воспитать так, как считает нужным. И она купила вторую сестру и воспитала ее, как авва Дорофей говорит, в крайнем нечестии и слугой дьявола.

И вот авва Дорофей задает вопрос, очень важный вопрос. Неужели Бог будет судить этих девочек, родных сестер одинаково? Ведь одна воспитана одним образом, а другая иным. Неужели Бог будет судить их одинаково? И как мы можем ответить на этот вопрос? Как вы думаете, одинаково будет или по-разному? Он будет их судить по-разному. Правильно! Потому что разное воспитание.

Вот есть человек — мытарь. Понятно, это сборщик налогов, человек, который, собирая налоги, берет лишнее, что-то присваивает себе, он работает на Римскую империю. Он нехороший человек. Он грешник. И все знают, что он грешник. Но никто не задается вопросом, вернее, фарисеи не задаются вопросом, а почему человек стал таким?! Что его привело к тому, что он начал работать на римлян и обирать своих сограждан? Почему? Что произошло? Ведь нет людей окончательно злых. Есть люди, которые неправильно воспитаны, неправильно мыслят, имеют какие-то травмы души, которые приводят к такому состоянию. Фарисеи не задаются этим вопросом, они просто говорят, что этот мытарь — грешник.

Эта притча учит нас очень важному. Вот когда мы видим человека, грешника, как мы считаем, нам бы задаться вопросом, а если бы я родился в той семье, в которой родился он, если бы я имел те же самые наследственные склонности, если бы я прожил его жизнь, то каким бы я был? Как бы я согрешал? Может быть, я бы согрешал в большей степени, чем он. Потому что мы не знаем. Каждый из нас живет свою жизнь и не может оказаться в теле и в жизни другого человека, не может посмотреть на мир, если угодно, из черепной коробки другого человека. Господь нам об этом говорит, и об этом буквально кричит вся святоотеческая письменность и вообще христианское нравственное богословие. Кричит о том, что знать и судить человека может только Бог. Только Бог может сказать, кто грешник, а кто нет. Мы не можем судить. Даже видя человека ужасно согрешающего. Мы не знаем, где он вырос и как был воспитан. Мы не знаем, какие у него склонности. Потому что для кого-то очень легко соблюдать ту или иную заповедь. Например, заповедь о почитании родителей. Есть у кого-то замечательные родители. Люди, может быть если не святые, то близкие к святости, праведные люди, которые дали человеку все. Вырастили его, воспитали, дали ему все, и к которым у человека нет нареканий, — легко выполнить заповедь! А кому-то безумно сложно, и, видя еще с раннего возраста то, какими бывают взрослые и видя отношение к себе с их стороны, люди вырастают несоблюдающими эту заповедь. И это один из примеров.

И сегодняшняя притча об этом. О том, что только Бог может выносить решение о ком-то, только Бог может судить человека, а никак не другой человек. И, дай нам, Господи, это помнить. Потому что вроде легко, а в то же время бесконечно сложно не жить с этим роем мыслей. Я очень надеюсь, что наступающий Великий пост все те темы, которые он перед нами ставит, те образы, которые он нам рисует, они нам помогут потихоньку приближаться к состоянию совершенного неосуждения.

И важно еще помнить, что Господь сказал: «Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить» (Мф. 7, 1). Если мы научимся никого не судить, то не будим и судимы. Очень легко — не судишь и тебя не судят. Но для того, чтобы так получилось, надо трудиться. Дай Бог, чтобы мы с вами до этого дошли.

Я благодарю матушку Ольгу за то, что она поступает, как та первая женщина из рассказа аввы Дорофея. Дай Бог, чтобы воспитанницы выросли нам всем на радость.