13 июня 2021 года, в Неделю 7-ю по Пасхе, святых отцев I Вселенского Собора, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил Литургию во Владимирском кафедральном соборе.

По окончании богослужения владыка обратился к молящимся:

— Дорогие отцы, братья и сестры! Сердечно поздравляю вас с воскресным днём и днём памяти отцов Первого Вселенского Собора.

Установление памяти отцов Собора кажется на первый взгляд странным: почему она совершается именно в тот воскресный день, который лежит между двумя двунадесятыми праздниками — Вознесением и днём Святой Троицы? Один из возможных ответов связан с евангельским чтением этого дня, который, как мы помним, состоял из отрывка Первосвященнической молитвы Господа нашего Иисуса Христа.

В этом фрагменте Своей молитвы Господь молился о верующих в Него, то есть о Церкви. Он готовился к Страданиям и Смерти, за которыми следовали Воскресение и Вознесение, то есть Он готовился оставить апостолов одних и просил Бога-Отца, чтобы Отец их сохранил так, как хранил во время пребывания с ними Своего Единородного Сына. После Вознесения и до дня Пятидесятницы апостолы пребывали в совершенном одиночестве: с ними уже не было Христа и ещё не было Духа Святого. Именно по этой причине в те дни была особенно актуальна обращенная к Богу-Отцу молитва.

Не потеряла она своей актуальности и в последующее время исторического бытия Христовой Церкви. Если во время Своего земного служения действовал Сам Господь, то после Вознесения действовать должны те, кто верит в Него. Сначала апостолы, теперь мы. Конечно, Дух Святой соприсутствует Церкви, но Его присутствие и помощь вовсе не отменяет необходимость наших собственных действий.

Конечно, если мы зададим сами себе вопрос о том, какие именно действия ждёт от нас Господь, то первым и самым очевидным ответом станет указание на исполнение Христовых заповедей. Этот ответ, безусловно, верен. Но помимо естественного для любого христианина исполнения заповедей есть и ещё кое-что. Речь идёт о понимании соотнесенности Бога и того мира, в котором мы живём.

Зачастую мы полагаем, что Бог всегда, во всём и без всяких условий должен нам помогать. Что раз мы верим в Него, то Он не может не устраивать нашу жизнь самым лучшим образом, что Он не может не слышать наши молитвы.

Действительно, Он слышит молитвы прежде их произнесения. Но вместе с этим христианская миссия, а значит и миссия каждого из нас, состоит в том, чтобы на своём человеческом уровне делать дела Божии без какой-либо видимой поддержки свыше. В том, чтобы быть Христовыми несмотря ни на что. Так, как Сам Господь был со Своим Отцом даже в самые жуткие моменты богооставленности, тогда, когда Он столкнулся с тем, что представляет собой наш падший мир.

Господь дал нам силу и возможность быть Его свидетелями или, иначе, Его представителями. Но разве можно назвать представителем, скажем, собственного отца, если отец всегда находится рядом и на него можно указать в любую секунду? Нет. Суть представительства состоит в том, чтобы, видя меня, люди видели и моего отца, чтобы, зная меня, при встрече с моим отцом они смогли его узнать. Конечно, этот пример не вполне удачен, если речь идёт об отце по плоти, но если иметь в виду отца духовного, то всё становится понятно: каждый из нас несёт отпечаток личности своих отцов несмотря на то, что кто-то из них уже почил, а кто-то находится далеко. Эти люди не могут нас поддерживать здесь и сейчас, мы от них этого и нё ждем, но тем не менее они с нами всегда, и действуем мы исходя из этого понимания.

Точно такое же отношение необходимо перенести и на Бога. Мы можем никак не ощущать Его присутствия, но Он с нами. И задача каждого из нас жить так, чтобы Божие соприсутствие было очевидно каждому человеку, который с нами входит в то или иное взаимодействие.

Отцы Первого Вселенского Собора прекрасно осознавали всё мной сказанное. Именно по этой причине мы их сегодня и вспомнинаем.