11 апреля 2020 года, в канун праздника Входа Господня в Иерусалим, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил всенощное бдение во Владимирском кафедральном соборе.

По традиции после чтения Евангелия на утрене были освящены веточки верб.

По окончании богослужения владыка обратился к собравшимся:

— Дорогие друзья, сердечно поздравляю вас с Праздником Входа Господня в Иерусалим!

Существует сопоставительное толкование евангельской истории о Входе Господнем в Иерусалим. Это толкование несколько противоречит устоявшемуся воззрению на это событие, но при этом оно имеет под собой прочное евангельское основание. Мы привыкли говорить о том, что те самые люди, которые во время входа Христа в Иерусалим восклицали «осанна Сыну Давидову! благословен Грядущий во имя Господне! осанна в вышних!» буквально через несколько дней будут кричать совсем иные слова, что они будут призывать отдать Христа на распятие, казнить Его. Обычно в этой связи принято рассуждать о переменчивости человека, о том, что каждый из нас подобен флюгеру: сегодня мы кем-то восторгаемся, а завтра готовы убить этого человека. Такое воззрение закрепилось и в утверждении о том, что «от любви до ненависти один шаг». Евангельский текст даёт нам возможность приблизительно так и понимать случившееся в Иерусалиме две тысячи лет назад.

Но если мы обратим своё внимание на описание этого эпизода евангелистом Лукой, то увидим довольно любопытную картину. Апостол Лука пишет так: «А когда Он приблизился к спуску с горы Елеонской, всё множество учеников начало в радости велегласно славить Бога за все чудеса, какие видели они, говоря: благословен Царь, грядущий во имя Господне! мир на небесах и слава в вышних!» (Лк. 19, 37‑38). Получается, что прославляли Христа как Царя не просто прохожие или какие-то случайные люди, а Его ученики. Те, кто пришёл с Ним из Галилеи на праздник в Иерусалим. У нас нет оснований полагать, что кто‑то из этих людей позднее поддался внутренним политическим столкновениям Иерусалима и изменил своё мнение о Христе. Получается, что прославляли Христа и требовали Его распятия разные люди.

Конечно, это не отменяет грустного факта человеческой изменчивости. Но при этом Евангелие от Луки добавляет новые краски в историю Входа Господня в Иерусалим.

Христос не был своим в иудейской столице. О Нём там слышали, кто-то беседовал с Ним, но своим Он там не стал. Пытался, но не смог. Он натолкнулся на непреодолимую волю серьезных людей — членов синедриона, государственных чиновников, книжников, старцев, всех тех, кто принимал важные политические, финансовые и государственные решения. Да, среди этих людей были и те, кто сумел откликнуться на Христов призыв. Такими людьми были, к примеру, Иосиф и Никодим. Но абсолютному большинству граждан Иерусалима Христос был, мягко говоря, не особо интересен. Эти люди были увлечены совершенно иными делами и личностями. В первую же очередь, самими собой и своим значением в мире.

Их невозможно в этом обвинять. Они такие же, как и мы. Мы точно также увлечены самими собой. Кто‑то может возразить и сказать, что центр его интереса дети, внуки или родители. Но наши близкие — это лишь часть нас самих. К примеру, нет ни одного авторитетного в духовной жизни святого человека, который сказал бы, что помощь детям заменяет собой помощь нуждающимся. Во всяком случае, я пока что не встречал такого мнения.

А будучи увлечены самими собой, мы не Христа делаем центром своего мира, а, опять же, нас самих. Это очень печально. Это ставит нас в один ряд не с теми, кто восклицал осанну Сыну Давидову, а с теми, кто призывал распять Его.

Впрочем, я всем сердцем надеюсь, что Всемилостивый Господь поможет каждому из нас забыть о самих себе и устремиться ко Христу так, чтобы наши сердца воспевали Ему осанну невзирая ни на что, ни на какие внутренние и внешние коллизии.

Храни вас всех Господь!