13 июня 2020 года, в канун Недели 1-й по Пятидесятнице, Всех святых, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил всенощное бдение во Владимирском кафедральном соборе.

По окончании богослужения владыка обратился к верующим:

— Последние наставления Христа ученикам по Евангелию от Матфея начинаются со слов о том, что Ему — Христу — дана «всякая власть на небе и на земле» (Мф. 28, 18). Это высказывание не может не вызывать вопросы. Мы — христиане — веруем, исповедуем, что Христос — Бог, Творец мира, Источник жизни. То есть «всякая власть» — это то, что принадлежит Ему по определению как Богу. Точно также веровали и исповедовали апостолы, но, тем не менее, одни из последних слов, сказанные им Христом, звучат как повторение давно известного. Это даёт нам повод задуматься о смысле сказанного.

Святоотеческая экзегеза этого евангельского отрывка распадается на две магистральные линии. Первая из них идёт по довольно туманному пути и произносит фразу, с которой невозможно не согласиться, довольно сложно что-либо сделать и которую непросто как-либо применить. Звучит это так: «Дана Мне, как человеку, такая власть, какую Я имел, как Бог». Так прокомментировал слова Христа Евфимий Зигабен. Многие толкователи, которые жили после него, следуют по этому же пути и повторяют его слова, иногда тем или иным образом расширяя мысль древнего толкователя.

Вторая магистральная линия понимания этих Христовых слов выражена святителем Иоанном Златоустом. Он упоминал два Царства Божия — «одно по усвоению, другое по сотворению». То есть Христос — Владыка и Творец всех и вся, вне зависимости от признания этого факта со стороны сотворенного существа. Христос в равной степени Творец праведника и грешника, святого и подонка, ангелов и демонов. Это то, что святитель Иоанн Златоуст называет царствованием по сотворению. А второе — по усвоению — относится лишь к тем, кто признает над собой власть Христа, принимает её и живёт как принявший Христову власть. Как и любой человек, ошибается, совершает какие-то грехи, но, несмотря на все это, остается Христовым. Именно это второе царствование и начинается, по мысли всё того же святого, с момента Христова Вознесения.

То, что было сказано и сказано Христом, сделало возможным разумное поклонение Ему. Об этом размышлял другой святой толкователь блаженный Феофилакт Болгарский. Если до Христа те, кто служил Богу, не вполне осознавали замысел Творца и действовали в каком-то смысле «вслепую», то Христос в полной мере открыл человечеству замысел Бога о Его творении. Слова блаженного Феофилакта звучат так: «Прежде у Меня была власть только отчасти, ибо служили Мне только невольно, так как Я — Творец; ныне же, когда люди служат Мне разумно, Мне дана уже всякая и полная власть». Далее блаженный оговаривает, что эту власть Христос получил не от кого-либо, а «от Себя Самого и от Своего смирения, ибо если бы Он не смирился и не сразился с противником чрез крест, то и не спас бы нас».

Мысли святителя Иоанна и блаженного Феофилакта очень важны, ведь они подчёркивают истинное значение свободы, которая реализуется исключительно через смирение. Только через отказ от участия в конфликтах, связанных с утверждением приоритета себя самого над другими людьми, и через дальнейшее следование евангельским заповедям можно обрести свободу быть в благой власти Христа. Именно к этому и призывает нас Господь, именно это сумели сделать все те люди, память которых мы сегодня совершаем.