4 января 2020 года, в канун Недели 29-й по Пятидесятнице, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил всенощное бдение во Владимирском кафедральном соборе Переславля-Залесского.

По окончании богослужения владыка обратился к верующим с проповедью:

— Дорогие друзья, с наступающим воскресным днем вас!

Сегодня я размышлял перед службой и во время службы над текстом сегодняшнего евангельского чтения, это начало 20-й главы Евангелия от Иоанна, о том, как Мария Магдалина сначала пришла ко гробу, не нашла в нем Спасителя и побежала к Петру. Петр с Иоанном пришли, увидели пустой гроб, и Иоанн сказал о себе, что он уверовал.

Некоторые моменты этого рассказа направили мою мысль к книгам сэра Артура Конан Дойла, в частности, к самому его известному персонажу — Шерлоку Холмсу. Мне показалось, что Конан Дойл, будучи христианином, будучи сыном эпохи, которая еще не отошла от Церкви, был вдохновлен в том числе и этим евангельским эпизодом. Ведь мы помним, что метод Шерлока Холмса заключался в том, чтобы из маленькой детали выстроить полную картину. А вся его жизнь была посвящена приобретению навыка и необходимой информации для выстраивания такого рода логических цепочек. Причем, те цепочки, которые он выстраивает для него самого абсолютно достоверны. И, как показывает повествование Конан Дойла, Холмс никогда не ошибается в своих умозаключениях.

В этом евангельском отрывке мы находим очень похожую картину. Апостол Иоанн Богослов свидетельствует, что он и апостол Петр увидели в пещере Гроба свернутые погребальные пелены, причем свернуты они были так, как если бы ими было покрыто Тело Спасителя. Из чего они делают вывод, что Господа не унесли, что Его Тело не было выкрадено. Какой бы грабитель стал бы разматывать эти пелены, очень длинные и покрывающие все тело, а потом стал бы их аккуратно сворачивать и складывать на прежнее место? Апостол Иоанн Богослов пишет: «Тогда вошел и другой ученик, прежде пришедший ко гробу, и увидел, и уверовал. Ибо они еще не знали из Писания, что Ему надлежало воскреснуть из мертвых» (Ин. 20, 8-9). Он уверовал вопреки тому, что еще не понимал Писание, уверовал исключительно на основании собственного опыта, всего того опыта, который предшествовал этому моменту. Апостол видит пелены и у него срабатывает тот же самый механизм, который срабатывал в книгах про Шерлока Холмса. Маленькая деталь приводит его к выводу о Христовом Воскресении и к абсолютной вере в Спасителя. Ни слова Христа, которых он до определенного момента не понимал, ни чудеса, ни что-то другое, а именно эта маленькая деталь, что-то, как кажется, абсолютно внешнее и незначительное, приводит апостолов к совершенной безусловной вере. Из этого можно сделать один простой вывод, что весь наш опыт, является опытом, который в конечном итоге должен приводить к абсолютной вере.

Недавно у нас были у нас курсы для новопоставленных архиереев, один из преподавателей задал вопрос: «Скажите, а вы верите в жизнь вечную?» Все сидят, молчат. И в самом деле, кто из нас верит в жизнь вечную? Кто серьезно верит в воскресение Христово? Если бы мы верили по-настоящему, как апостолы, жизнь наша была бы совсем другой. Мы, скорее, похожи на людей, которые с определенной степенью вероятности допускают вечную жизнь. И вся наша жизнь – это жизнь с учетом вероятности существования жизни вечной, но не жизнь абсолютной веры в нее. Наша с вами жизнь совсем не похожа на жизнь тех, кто абсолютно уверен в воскресении Христовом, и, соответственно, в собственном бессмертии. Нам чего-то не хватает, какой-то маленькой детали, такой, которой до определенного момента не хватало апостолам.

Дай Бог, чтобы мы были внимательны к такого рода деталям. Дай Бог, чтобы через них Господь нас всех привел к абсолютной и безоговорочной вере!