16 мая 2020 года, в канун Недели 5‑й по Пасхе, о самаряныне, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил всенощное бдение во Владимирском кафедральном соборе.

По окончании богослужения владыка обратился к верующим:

— Христос воскресе!

Хочу признаться в ужасной вещи: я не очень доверяю тем, чья вера не подвергалась испытаниям. Нет, по-человечески я им доверяю, как и всем прочим, но как к христианам доверия немного. Причин тому несколько, а, точнее, две. Во-первых, личные наблюдения. Но это не самая весомая причина, в ней велика доля субъективности. Есть более весомая причина: слова святителя Григория Двоеслова.

В своё время, размышляя над словами 20-й главы Евангелия от Иоанна, в частности, над фразой, которую апостол и евангелист Иоанн Богослов относит к самом себе — «и увидел, и уверовал», святитель Григорий сказал: «В этом деле надобно обсудить величие Божественного домостроительства, потому что сердца учеников и разгораются до того, чтобы искать, и хладеют до того, чтобы не обрести; так как слабость души, измученная самой своей скорбью, и чище делается для обретения, и тем крепче держит, когда найдёт, чем медленнее обретет то, чего искала». Особенно важны здесь последние слова: душа «тем крепче держит, когда найдёт, чем медленнее обретёт то, чего искала». Если вера в Христа Воскресшего не есть то, что человек долго искал, если она дана ему без каких-либо усилий, то самым естественным образом возникает вопрос о крепости такой веры.

Сам процесс поиска всегда непрост. Это всегда смятение, всегда дискомфорт. Это то состояние, в котором оказались апостолы в период между взятием Христа под стражу и моментом явления им Христа Воскресшего. Мы мало знаем об этом времени. Евангельский текст хранит молчание, он ничего не говорит о том, что происходило с апостолами после положения Христа во Гроб. Поэтому мы можем только догадываться о происходившем тогда. Здесь нет необходимости каким-то особым образом напрягать свою фантазию и что-то додумывать или же погружаться в апокрифические источники, все довольно прозаично, состояние апостолов можно выразить буквально двумя словами: страх и растерянность. В том или ином виде, может быть, с некоторыми оговорками, но точно такие же состояния обладают человеком, который искренне и самостоятельно ищет веру во Христа. Бог видит смятение такого человека, но не спешит помочь ему, ведь вера должна пройти через вопросы, через отрицание, через падения, только тогда она станет живой, крепкой, настоящей и действенной.

Мне думается, что тем родителям, которые как самое драгоценное сокровище хотят передать веру во Христа своим детям, стоит об этом помнить: подлинным является только то, что человек достиг собственными усилиями. В отношении же всего прочего справедлива та поговорка, которую обычно применяют к деньгам: чем легче они пришли, тем легче и уйдут.

Один мой близкий друг, довольно известный и очень грамотный священник в своё время рассказывал мне о своём юношеском периоде отрицания христианства. Тут надо сказать, что он вырос в священнической семье, более того, этому священническому роду уже, кажется, больше двух сотен лет. Естественно, что его воспитывали в вере, но в какой-то момент у него появились вопросы и сомнения, те самые вопросы и сомнения, которые так сильно беспокоят верующих родителей. Я спросил его о том, каким образом он сумел их преодолеть. Ответ был прост: «Я сделал веру своей личной, я сам прошёл этот путь без оглядки на моих родственников».

Его пример — ещё одно подтверждение того, что вера может быть только личной, человек должен сам обрести её. И чем сложнее будет этот процесс, тем крепче человек будет держаться за веру во Христа.