20 февраля 2021 года, в канун Недели о мытаре и фарисее, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил всенощное бдение во Владимирском кафедральном соборе.

По окончании богослужения владыка обратился к верующим:

— Сердечно поздравляю всех вас с воскресным днём и с началом пения Постной Триоди!

Думаю, что большинство из нас, будучи людьми укоренёнными в православной традиции, радуются этому дню — ведь впереди нас ожидает самое увлекательное время церковного года, оно исполнено надежды на то, что все мы сможем преобразиться, сможем очистить свои души и сердца от всего наносного и греховного с тем, чтобы предстать перед Богом в день Светлого Христова Воскресения приблизившимися к богоподобию. Дай Бог, чтобы получилось осуществить эту благую цель!

Все вы знаете, что Постная Триодь начинается с размышления об одной из самых кратких Христовых притч — о мытаре и фарисее. Несмотря на свою краткость, эта притча необычайно глубока, она имеет бесконечное множество прочтений и толкований. В ней мы видим двух основных действующих лиц — анонимного фарисея и не менее анонимного мытаря. Оба эти персонажа лишены каких-либо личных особенностей, они лишь некий усредненный образ. Фарисей — образ благочестивого человека, убеждённого в том, что он при помощи Божией всё и всегда делает правильно, его совесть чиста, он не боится говорить с Богом прямо и открыто, он не боится смотреть людям в глаза. Его противоположность — мытарь. Человек, безусловно грешный, он нарушил всё, что можно нарушить, он вне приличного общества, он изгой, ему стыдно, ему бесконечно стыдно перед всеми — и перед Богом, и перед людьми. Он — отщепенец. Он — никто. Он, в отличие от фарисея, даже не считает для себя возможной даже и полноценную молитву. Он её недостоин. По своим грехам он недостоин обращаться к Богу так, как было принято обращаться к Нему в традиции религии Ветхого Завета. Тем не менее мы знаем, что Бог принимает его молитву, принимает этого человека. Бог принимает и фарисея, правда, фарисей, как сказано в притче, был в меньшей степени оправдан, чем мытарь, то есть его молитва не была столь же действенна, как молитва мытаря.

Богослужебные тексты указывают на причину: она состоит в гордости фарисея. Но каким образом проявилась его гордость? Мы знаем ответ: во-первых, он был уверен в собственной праведности, тогда как перед Богом никто не может быть в полной мере праведен, а во-вторых, он смотрел по сторонам, он сопоставлял себя с другим — с мытарем. Это известная каждому психологическая уловка: всегда можно найти тех, кто хуже. Это удобно. Наверняка, мытарь тоже мог бы воспользоваться таким методом, но не стал это делать, он не вращал головой по сторонам, не оправдывался, но предстал перед Богом таким, каков он есть, во всей своей неприглядности. Это — сложнее всего. Сложно не сравнивать себя с кем бы то ни было, сложно быть самим собой и особенно сложно быть таковым осознавая, что ты — грешник, такой, какому нет прощения, сложно не подходить к Богу с позиций указания на прецеденты.

Очень надеюсь, что в наступающий пост каждый из нас сможет предстать перед Богом именно таким, надеюсь также, что лишь постом дело не ограничится, что мы всегда будем способны видеть свой грех, не сопоставлять его с грехами других людей, не сравнивать себя ни с кем, кроме Самого Господа Иисуса Христа, рядом с Которым, конечно же, ни у кого из нас нет и не может быть каких-либо оправданий.