6 марта 2021 года, в канун Недели о Страшном суде, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил всенощное бдение во Владимирском кафедральном соборе.

По окончании богослужения владыка обратился к верующим:

— Дорогие отцы, братья и сёстры, сердечно вас поздравляю с воскресным днём, в который совершается воспоминание о Страшном суде.

Надеюсь, это воспоминание вас радует, бодрит, воодушевляет и вдохновляет. Правда, должен признаться, что у меня самого воспоминание о Страшном суде вызывает несколько иные эмоции.

Впрочем, я не один такой, ведь, если ориентироваться на слова, сказанные нашим Спасителем в Евангелии от Матфея, то окажется, что большинство из нас далеки от Царства Христова. Мы не кормим голодных, не принимаем тех, кому некуда пойти, не одеваем нуждающихся, не посещаем больных и заключенных (ср. Мф. 25, 31-46). А если и делаем что-то из этого перечня, то так, чтобы не причинить ущерб самим себе.

Вообще, установление Церковью Недели о Страшном суде в качестве подготовительного этапа к Великому посту очень странное и выбивающееся из того контекста, в который нас Церковь вводила две недели: сначала мы размышляли о покаянии мытаря, а затем блудного сына, то есть речь шла о личном переживании человека его соотнесенности с Богом. И вдруг от личного переживания, от личной рефлексии нас Церковь вводит в совершенно другую область. В евангельском чтении, которое положено читать в Неделю о Страшном суде, нет ни слова о том, что нужно каяться, поститься, молиться — выполнять все эти дела благочестия, но сказано, что необходимо служить ближним.

Институт ближних, как таковой, мне кажется, сегодня в нашей России отсутствует. Есть близкие, есть чужие. А ближних — нет. Близкие — это наши родственники и друзья, те, кого мы знаем, кому не можем не помогать. Есть чужие — те, которых мы вовсе не замечаем. В другом месте Евангелия от Матфея есть такие слова: «Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари? И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники?» (Мф. 5, 46-47). Когда мы помогаем лишь близким, то мы ничем не отличаемся от язычников, в такой помощи нет ничего христианского, это естественное человеческое действие. Нас же Христос призывает помогать ближним, то есть, по сути, чужим людям, тем, кого мы предпочитаем не замечать.

В том, что в нашем обществе отсутствуют ближние, что мы не умеем друг другу относиться таким образом, легко убедиться: достаточно сесть за руль или же почитать сводку автомобильных новостей. Особенно поражает описание дорожных конфликтов, того, как люди не поделили общественную дорогу, а после этого у них случилось вооружённое противостояние, в рамках которого один другому проломил битой голову или же нанёс ножевые ранения. Это ужасные вещи, которые, увы, происходят постоянно. Ведь это означает, что человек, садясь за руль, положил рядом с собой биту, за голенище сапога — нож, за пояс — травматический пистолет, он готов к дороге, которую воспринимает как войну, он ощущает себя находящимся в агрессивной среде, где нет ближних, а есть только чужие, с которыми необходимо вести бой.

Многие из наших современников выходя за границы своего дома, чувствуют себя попавшими в пространство чужих — страшных и непонятных. И христиане тоже зачастую ощущают себя подобным образом, тогда как мы своим присутствием в мире должны этот мир облагораживать и делать подходящим местом для жизни.

Скоро начнётся Великий пост, и мы начнём вслух размышлять о том, какие мы нерадивые, думать о том, чем нам питаться, будем считать дни до наступления Пасхи, ожидая окончания этого неприятного времени года и предвкушая возвращение к привычной жизни. Церковь же призывает нас не к тому, чтобы бесконечно копаться в самих себе и в своем рационе, а к тому, чтобы выйти за границы нашего привычного и уютного мира, чтобы превратить чужих в ближних, чтобы через это был прославляем Христос Воскресший.

Именно такая цель должна быть у каждого из нас Великим постом, и вообще во всей нашей христианской жизни.