30 мая 2020 года, в канун Недели 7‑й по Пасхе, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил всенощное бдение во Владимирском кафедральном соборе.

По окончании богослужения владыка обратился к собравшимся:

— Довольно любопытно, что после всех тех событий, которые развернулись в Иерусалиме — после взятия Христа под стражу, после суда над Ним, Его Смерти и Воскресения — апостолы вернулись к своим привычным занятиям, к тому, чем они занимались до того, как стали учениками Христа. Они снова рыбачат промышленным способом. Конечно, в Галилею они были посланы ангелом, но при этом ангел, если судить по тексту Евангелия, не сказал, что именно они должны там делать до того, как Христос придет к ним: «Идите, скажите ученикам Его и Петру, что Он предваряет вас в Галилее; там Его увидите, как Он сказал вам» (Мк. 16, 7).

С одной стороны, в том, что апостолы вновь взялись за рыбацкие сети, нет ничего странного: это было их ремеслом. А с другой, этот факт входит в явное противоречие со словами Христа, которые мы находим в Евангелии от Луки: «никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия» (Лк. 9, 62). Апостолы уже оставили свои сети ради того, чтобы стать «ловцами человеков» (см. Мф. 4, 19, Мк. 1, 17). Но вот, уже после Христова Воскресения, они снова берутся за сети и оставляют Христово призвание.

Конечно, этот вопрос занимал и некоторых древних толкователей. Более того, в несколько иной формулировке он занимает и тех наших вдумчивых современников, которые лишь недавно пришли в Церковь. После воцерковления люди переосмысляют свою жизнь, и многие из них жаждут радикальных внешних перемен. Та работа или же учеба, которые были у них до этого события, кажутся уже малозначащими и даже в какой-то степени мешающими церковной жизни и следованию за Христом. То же самое можно сказать и о том, что не имеет прямого отношения к церковной жизни, к примеру, о литературе или же кинематографе, о старых друзьях и обо всем прочем. Поэтому пример апостолов не только любопытен, он еще и весьма поучителен.

Древние отцы рассуждали здесь следующим образом. Все те занятия, которые могут быть у человека, с известной степенью условности можно разделить на две группы: не имеющие в себе греха и те, которые заведомо греховны. К прежним своим занятиям возвращаются не все апостолы, а только рыбаки. У нас нет сведений, что Симон Зилот снова присоединился к группе иудейских террористов или что Матфей вернулся к сбору налогов в пользу Римской империи. Поэтому святитель Григорий Двоеслов высказался следующим образом: «безгрешное до обращения повторять и после обращения было делом безгрешным».

Нет никакого греха в том, чтобы после прихода ко Христу заниматься тем, чем человек занимался до своего обращения, если это занятие не является греховным. Но здесь, конечно же, возникает следующий вопрос: а какие занятия считаются греховными? Ответ прост: те, которые предусматривают причинение вреда другим людям. Неважно, как они называются, но если за этими названиями скрываются обман, насилие или же нарушение какой-либо заповеди, то, конечно же, христианин не имеет право продолжать такого рода трудовую деятельность.

Подобным образом стоит рассуждать и в отношении всего прочего: искусства, литературы, круга общения. Контрольный вопрос лишь один: может это все нанести кому-то тот или иной, духовный или телесный, вред или нет? Если ответ отрицательный, то стоит вспомнить сегодняшний евангельский пример апостолов Петра, Фомы, Нафанаила, Иоанна и Иакова, если же ответ положительный, то стоит также вспомнить апостольский пример, но уже других апостолов — Симона и Матфея.