9 января 2021 года, в канун Недели 31-й по Пятидесятнице, по Рождестве Христовом, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил всенощное бдение во Владимирском кафедральном соборе.

По окончании богослужения владыка обратился к собравшимся:

— Дорогие отцы, братья и сестры!

Сегодня святая Церковь вспоминает праведных Иосифа Обручника, царя Давида и Иакова, брата Господня. И сегодня же день памяти, который не отмечен в календаре, — это день священнической хиротонии протоиерея Андрея Кулькова. Но Церковь, по крайней мере наша локальная, этот день чтит и помнит. Таинство священства было совершено над отцом Андреем 29 лет назад, то есть в 1992-м году.

Я пытался сегодня вспоминать, что я могу сказать про 92-й год в контексте своих взаимоотношений с Церковью: в том году я впервые сходил на пасхальное богослужение, а именно на пасхальный крестный ход. Видимо, отец Андрей, вашими молитвами. Я знаю, какая бывает ревность у новорукоположенных священников, они молятся о всех людях. И, полагаю, что меня затронула в том числе ваша молитва.

В те годы я достаточно тщательно вёл дневники и записывал всё, что со мной происходило, у меня осталась эта запись, я очень детально описал крестный ход, написал какой это был кошмар, я шёл в конце процессии, там было много нетрезвых людей, они вели себя крайне некультурно, а храм был кладбищенским, многие из этих людей шли прямо по могилам. Я всё это описал. В качестве завершения, резюме, я написал, что мне всё ясно, тема Церкви закрыта и больше ни ногой.

Но ваша молитва она всё же оказалась сильнее моих впечатлений. Потом уже, возвращаясь домой по спящему городу, я ощутил невероятно тёплую торжественную тишину пасхальной ночи. Пришёл домой, на свой четвертый этаж стандартной пятиэтажки, долго стоял высунувшись в форточку, не мог надышаться этим воздухом, не мог уснуть от восторга, который меня объял. Убеждён, что это произошло со мной вашими молитвами и молитвами тех священников, которые в тот период были рукоположены.

Как бы мы к ним не относились, а мы знаем, что среди них было много случайных людей, и далеко не все из них сохранили себя как священников. Но именно эти люди взяли на себя труд по крещению и просвещению России, хотя сами они были зачастую к этому абсолютно не готовы, они не имели ни опыта, ни образования, но они вынуждены были идти сами и вести за собой людей. Они во многом были похожи на тех вчерашних школьников, которые после краткой учебы получали офицерские погоны и шли на фронт Второй мировой войны. Я, дорогой отец Андрей, чувствую себя обязанным вашему поколению. В моей жизни первый священник, с которым я общался был как раз из вашего поколения.

Отец Андрей, я вас ещё раз поздравляю, продолжайте также гореть, также о нас молиться, чтобы даже не самые удачные религиозные опыты приводили к хорошим финалам каждого из нас.