28 ноября 2020 года, в канун Недели 25-й по Пятидесятнице, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил всенощное бдение во Владимирском кафедральном соборе.

По окончании богослужения владыка обратился к молящимся:

— Среди поучений аввы Исайи есть такие слова: «Не будьте нерадивы к поучению в слове Божием». А святитель Афанасий Великий рекомендовал монахам поступать следующим образом: «Когда восходит солнце, пусть оно застаёт тебя с книгой в руках». Конечно, он имел в виду не вообще книги, а Священное Писание. Почему и авва Исайя, и святитель Афанасий обращали особое внимание на чтение слова Божия?

Ответ на этот вопрос даёт наш современник, не так давно отошедший ко Господу архимандрит Емилиан (Вафидис). Но мысли отца Емилиана могут оказаться не очень близки большинству из нас. Отца Емилиана отличал очень трезвенный и строгий подход как к себе самому, так и к духовной жизни. Он говорил о том, что мы, конечно же, называем себя верующими и считаем себя таковыми. Но при этом мы Бога не видим, Он является предметом наших исканий. Он нам недоступен. Мы всего лишь те, кто хочет Его познать, но оказывается не в силах это сделать в рамках своей земной жизни. Отсюда все наши метания, все нестроения, отсюда же проистекают наши повседневные грехи и страсти. Полагать, что мы знаем Бога, но при этом продолжать грешить — великая иллюзия и глубочайшее заблуждение. Отец Емилиан знал себя, знал свою монастырскую братию, и понимал, что ни он сам, ни его чада не достигли высот богопознания. Более того, тоже самое о себе самих понимали и древние учителя монашества.

Конечно, все эти люди откликнулись на призывающую благодать Божию, они стали монахами. Отец Емилиан описывал это в таких словах: «Бог мне улыбнулся, но потом встал и ушёл». Нечто подобное можно сказать и про каждого из нас: Бог когда-то нам улыбнулся, но потом встал и ушёл. Мы живём лишь под впечатлением от Его улыбки, от прикосновения Его благодати. Всё может измениться, мы можем начать жить в присутствии Бога в том случае, если полюбим Его. Но полюбить можно только того, кого мы знаем, с кем у нас есть постоянное общение. А с Богом такое общение возможно только при условии любви.

Получается замкнутый круг, из которого есть только один выход — Священное Писание, но, конечно же, не как та книга, которая стоит у нас на полках, которая лежит на престолах наших храмов, которую мы периодически целуем, а как тот текст, который мы читаем и пытаемся постигнуть каждый день. Слово Божие — Священное Писание — это своего рода истощание Бога, это возможность прикоснуться к Нему и познать Его.

Таким образом, если мы регулярно, внимательно и тщательно читаем Священное Писание, то мы прикасаемся к Богу и ко всему Божественному. Отец Емилиан говорил, что чтение Писания — «это некое долготерпение Божие, которое вводит нас в область таинств, сокровенного общения с Богом». Именно поэтому и древние, и современные подвижники столь упорно настаивают на том, чтобы чтение было постоянным деланием христиан, они буквально умоляют нас делать так, чтобы наш ум находился в словах и образах Священного Писания и через это восходил к познанию Бога и любви к Нему. Услышим ли мы их призыв? Захотим ли последовать? Или так и будем жить в иллюзиях относительно полноты собственного богообщения? Конечно, это риторические вопросы. Впрочем, я надеюсь и верю, что у нас с вами найдутся на них практические ответы.