14 ноября 2020 года, в канун Недели 23-й по Пятидесятнице, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил всенощное бдение во Владимирском кафедральном соборе.

По окончании богослужения владыка обратился к верующим:

— Дорогие отцы, братья и сестры, с воскресным днём вас сердечно поздравляю!

Надеюсь, что осенний мрак, непонятная неприятная погода и другие жизненные обстоятельства не в силах помрачить нашу радость о Христе Воскресшем, которую, конечно, каждый христианин должен непрестанно испытывать.

Апостол Павел во второй главе Послания к Ефесянам сказал ещё об одном из поводов для радости у христианина — «вы уже не чужие и не пришельцы, но сограждане святым и свои Богу» (Еф. 2, 19). Понятие чужого, пришельца нам известно ещё из Ветхого Завета. К примеру, в книге Исход мы видим указание, которое Бог даёт указание своему народу: «Пришельца не обижай [и не притесняй его]: вы знаете душу пришельца, потому что сами были пришельцами в земле Египетской» (Исх. 23, 9). Предки тех, кто шёл по пустыне пострадали от притеснений египтян, потому что они были чужими и пришельцами в Египте, Бог призывает помнить об этом и не поступать подобным образом, Он призывает не притеснять тех, кто в силу жизненных обстоятельств вынужден жить среди чужого народа.

Апостол Павел говорит, что любой человек, независимо от того, как он сам к этому факту относится, уже не чужой, не пришелец, — он «свой Богу». И там же, чуть раньше, апостол поясняет почему это так. Христос в Самом Себе примирил Бога и человека, соединив их Своей Плотью (ср. Еф. 2, 15-16). Халкидонский, Четвертый Вселенский Собор выразил эту мысль такими определениями: человечество и Божество во Христе соединены «неслитно, неизменно, нераздельно, неразлучно». Это означает тоже самое, о чём сказал апостол Павел, что любой человек не чужой и не пришелец, а свой Богу.

Из этого вытекает одно простое практическое следствие. Мы прекрасно понимаем, что далеко не все люди так осознают себя, далеко не все люди так живут. Но мы с вами так веруем и так исповедуем. Некоторые из нас неплохо освоились в Церкви — мы со священниками, например, чувствуем себя здесь вполне на своём месте, и даже в каком-то смысле хозяевами. Те, кто приходит со стороны, зачастую кажутся церковным людям чужими и пришельцами. Тогда как у Бога нет чужих, нет пришельцев. Это накладывает на нас величайшую ответственность. Если мы кому-то когда-то вольно или невольно дадим почувствовать, что он не свой, а чужой в Церкви, это означает, что мы противоречим халкидонскому догмату и апостолу Павлу.

Впрочем, будем надеяться, что с нами этой печали не произойдет, что мы будем всегда помнить о том, что Церковь Христова — родной дом для каждого человека.