23 марта 2019 года, в канун Недели 2-й Великого поста, святителя Григория Паламы, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил всенощное бдение во Владимирском кафедральном соборе.

По окончании богослужения владыка обратился к собравшимся:

— Дорогие отцы, дорогие братья, сестры!

С наступающей вас второй неделей Великого поста. С памятью святителя Григория. В связи со святителем Григорием и с тем наследием, которое он нам оставил, вспоминается методология работы святителя Феофана над его переводами святоотеческого предания, в частности, его работа над переводом «Добротолюбия».

Святителя Феофана критикуют многие современные исследователи, говоря, что он делал перевод не так, как нужно. Что перевод его неадекватный. Одна из причин, по которой его критикуют, состоит в том, что он убрал некоторые главы из сочинений Симеона Нового Богослова. Почему он их убрал? Потому что, чтобы понять эти главы, для этого необходимо быть человеком, схожим с самим Симеоном Новым Богословом. То есть нужно прожить жизнь в аскетическом делании и, может быть, Бог сподобит тогда высот ведения и богословия.

Святителю Феофану совершенно не нужно было это переводить, потому что у него бы не нашлось читателей. Они бы читали, но ничего не поняли бы. Я пытался читать триады святителя Григория и неоднократно, и признаюсь, — я мало что понял. И я не знаю, отцы, читали ли вы, но, если бы это было бы чем-то таким понятным, то вы бы запомнили. Так вот, поэтому я ничего не буду говорить про триады святителя Григория и про его высокое богословие, потому что мы не способны его понять. К великому сожалению. Потому что его мышление и наше сильно различаются.

Но мне хотелось бы поговорить о том, что у святителя Григория, как у каждого великого человека, отсутствует то, что зачастую присутствует у нас, и что по праву можно назвать одной из болезней нашего общества. Это такое модное слово есть «прокрастинация». Мы долго-долго тянем, откладываем-откладываем, потом не успеваем, делаем кое-как или вообще не делаем. И об этой болезни говорил еще Соломон. Он говорил о таких людях, что они «немного подремлют, немного поспят, немного посидят сложа руки и вот к ним приходит «любезный гость» — бедность». Гости могут разные приходить, не только бедность, но, как бы то ни было, в откладывании постоянном и избегании дел и обязанностей, тех, которые мы должны делать, есть серьезная опасность.

И вот недавно я общался с одним видным иерархом, одним из старших архиереев Русской Православной Церкви, который постоянно летает, ездит, успевает очень много чего сделать, книги писать, статьи и все делает сам. В общем, очень насыщенной жизнью живет, а ему почти 70 лет. Я сравниваю свою жизнь с его жизнью и понимаю, что в моей жизни и десятой доли нет той нагрузки, которая есть у него. И он давно уже так живет, лет 35. Я его спрашиваю: «Владыка, вот вы не устали?» А он говорит замечательную фразу: «Я об этом не думаю. Я просто делаю то, что я должен делать. Если я начну думать, хочу я это делать или не хочу, я, конечно, не смогу так жить. Я просто не задаю себе вопрос, хорошо я себя чувствую или плохо, есть у меня настрой или нет настроя. Есть график. Есть то, что нужно делать, и я делаю». Это именно тот подход. Если мы посмотрим внимательнее на жития наших великих святых, то увидим, что они действовали точно так же. Они не задавались самим вопросом, хочу я или не хочу сделать что-то, могу или не могу. Надо — и они делали. Конечно, помолившись и, конечно же, полагаясь во всем на помощь Божию.

До высот богословия мы вряд ли дойдем, но свои обязанности выполнять, те, которые на нас возложены, не задавая себе вопроса о том, могу — не могу, болею — не болею, это вполне в наших силах. Это и хотелось бы вам пожелать и себе в первую очередь. Чтобы учиться работать в любом состоянии, чтобы не было жалости к себе, не было бы лени. Не было бы незавершенных дел, а было бы лишь стремление вперед.

Помощи всем Божией, ангела-хранителя.