10 апреля 2020 года, в канун дня воспоминания воскрешения праведного Лазаря Четверодневного, епископ Переславский и Угличский Феоктист молился за вечерним богослужением во Владимирском кафедральном соборе.

По окончании богослужения владыка обратился к собравшимся:

— Дорогие друзья!

Сегодня за вечерним богослужением в наших храмах звучала стихира, которая начиналась такими словами: «Душеполезную совершивше Четыредесятницу, и святую седмицу страсти Твоея, просим видети Человеколюбче». Эта стихира сообщает нам, что Четыредесятница завершилась. Великий пост закончился сегодня, и сейчас мы входим в Страстную седмицу — в совершенно иное время церковного года.

И входим через воспоминание о воскрешении Господом Иисусом Христом Лазаря Четверодневного. Все знают эту историю. Завтра она будет читаться за Литургией в Евангелии от Иоанна. Все помнят, что Лазарь, друг Христа, умер. Христос, придя в его дом и поговорив с его сёстрами, отправился к пещере, в которой был положен Лазарь, увидел Лазаря, и, как говорит апостол и евангелист Иоанн, прослезился. Пожалуй, это самый короткий стих во всём Новом Завете — «Иисус прослезился» (Ин. 11, 35). После этого Он воскрешает Лазаря.

Конечно, не может обращать на себя внимания эта короткая фраза — «Иисус прослезился».

Несмотря на краткость этого стиха и простоту заложенной в нём мысли, у нас не может не возникать вопросов. Почему это произошло? Христос ведь знал, что через несколько мгновений Лазарь будет воскрешен. Что заставило Его плакать у входа в пещеру? Очевидно, что эти вопросы были и у святых древних толкователей.

Но их ответы разнятся. Кто‑то говорит о том, что таким образом Спаситель оплакивал смертную человеческую природу. Кто‑то говорит, что причиной плача стало неверие иудеев. Но чаще всего толкователи указывают на другое: Христос поступил так, как должен поступать всякий человек. Замечательно выразил эту мысль блаженный Августин, он написал так: «Зачем ещё плакал Христос, кроме как для того, чтобы научить человека плакать?» При этом Августин никак не комментирует это своё высказывание. Понять блаженного можно, если вспомнить слова на ту же тему у святителя Иоанна Златоуста, который сказал, что Иисус заплакал, чтобы научить нас чувствовать, или, если точнее, Христос «заплакал, узаконивая сострадание».

Очевидно, что столкновению со смертью, даже там и тогда, за несколько минут до воскрешения, всё равно трагедия. И если кто-то из нас полагает, что у него такая сильная вера в воскресение мёртвых, что он смерть считает призрачной, то такой человек глубоко ошибается. Это не христианское воззрение. Смерть — всегда трагедия.

Мы сегодня слышали тропарь о том, что Христос прежде своих страданий уверяет, то есть свидетельствует о всеобщем воскресении. Но свидетельствуя о воскресении, Он плачет, видя мёртвого друга, мёртвого человека. Он чувствует, Он сопереживает, Он болеет за нас.

Мне думается, что душеполезная Четыредесятница — это тот Великий пост, в который мы начинаем глубже чувствовать, начинаем искренне сострадать. Чувствовать не то, как нас обижают или притесняют, а чувствовать боль другого человека, сопереживать и плакать о другом человеке. Такой пост действительно прошёл не зря, он принёс свой плод. И я надеюсь, что наши души стали более чувствительны за это время, стали лучше чувствовать и понимать других людей и научились им сопереживать. Надеюсь, что именно такой итог этих шести недель у нас с вами.

Помощи всем Божией!