14 апреля 2020 года, в канун четверга 5-й седмицы Великого поста, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил утреню со чтением канона преподобного Андрея Критского (Мариино стояние) во Владимирском кафедральном соборе.

По окончании богослужения владыка обратился к собравшимся:

— Дорогие отцы, братья и сестры! Мне не хочется сегодня умножать количество слов, ведь и так было немало. Все слова, которые мы сегодня услышали за богослужением, значительно важнее тех, которые может произнести какой-либо наш современник. Но всё же я хочу поделиться с вами некоторыми мыслями.

Мы снова и полностью прочитали сегодня великий покаянный канон. Для чего Церковь установила это чтение? К чему это повторение? Ответы могут быть самыми разными. Один из возможных ответов состоит в том, чтобы использовать покаянный канон в качестве некоего нравственного камертона: изменились ли мы за четыре с половиной недели Великого поста? Если изменились, то как? Я не знаю, что вы можете ответить на эти вопросы. Но я знаю, что могу ответить я: нет, я всё тот же. Только, наверное, более уставший и утративший бывший во мне ещё совсем недавно великопостный энтузиазм.

Для тех, чьи ответы так или иначе совпадают с моим, есть ещё одно возможное объяснение смысла чтения Великого покаянного канона в середине пятой седмицы Великого поста. Вместе с каноном мы услышали житие преподобной Марии Египетской. Оно свидетельствует о силе покаяния и о том, что нет той глубины падения, из которой не смог бы восставить человека Бог. Меня ужасает моё нечувствие, но пример преподобной Марии не даёт мне отчаяться. Ведь если она смогла покаяться, то значит есть надежда и у каждого из нас, надежда, что рано или поздно при содействии благодати Божией мы сможем сказать, что слова Великого покаянного канона затронули наши души, и мы сдвинулись с того места, на котором стояли десятилетиями, сказать, что мы начали меняться так, как призывает нас это сделать Спаситель наш и Бог Иисус Христос.

И житие преподобной Марии, и Великий покаянный канон указывают на одну из причин, по которой нам так сложно пойти навстречу Христу. Из жития мы знаем, что жизнь преподобной Марии после принесения покаяния отнюдь не была завидной: жить в пустыне, жить в одиночестве, в голоде, непрестанно скитаться и терпеть немощь собственной плоти — это вовсе не то, чему можно позавидовать. Пожалуй, до покаяния её жизнь была в большей степени обустроена. А преподобный Андрей в своём каноне, вспоминая пророка Иеремию, обратил к своей душе такие слова: «подражай плачевной его жизни и спасешься». Пророк Иеремия оплакивал Иерусалим, поэтому его жизнь названа «плачевной», но сам по себе призыв к подражанию такой жизни, тому, чтобы проводить свою жизнь в слезах — удивителен, нам сложно, даже, пожалуй, невозможно принять такой призыв и руководствоваться им.

Ну а если мы посмотрим на жития других святых, то увидим, что в их жизни не было того, к чему все мы так или иначе стремимся: не было спокойствия, благоденствия, не было отсутствия болезней, у многих не было и самого необходимого для жизни. И это не случайность — это следствие действенного покаяния. Получается, что для того, чтобы сдвинуться с места навстречу Богу, нам надо перестать желать того, что желает наша плоть и обрести решимость желать, предвкушая вечность, лишь того, что даёт Бог. Но, к сожалению, мы смотрим на покаяние иначе, мы полагаем, что если покаемся в грехах, если станем хорошими и праведными, то из нашей жизни исчезнут нестроение, то есть смысл покаяния мы, как правило, видим не в том, чтобы через очищение своих душ сделаться способными следовать за Христом, а в том, чтобы было хорошо здесь и сейчас. Неправильно определенная цель не даёт нам измениться.

Дай нам всем Бог услышать призыв сегодняшнего богослужения и принять его как руководство к действию!