17 июля 2020 года, в день памяти святых Царственных страстотерпцев — императора Николая, императрицы Александры, царевича Алексия, великих княжен Ольги, Татианы, Марии и Анастасии, епископ Переславский и Угличский Феоктист совершил Литургию в Знаменском храме Переславля.

Левый придел храма посвящён царской семье.

По окончании богослужения владыка обратился к собравшимся:

— Дорогие отцы, братья и сестры!

Признаюсь, что я начал что-то понимать про монашество лишь тогда, когда стал архиереем. И особенно тогда, когда стал архиереем правящим. Дело тут в том, что архиерей не может, не имеет права принадлежать самому себе, у него нет возможности проявить непослушание, а послушание, как мы знаем, это базис монашеского делания. Тот монах, который живёт в монастыре, имеет некоторое пространство для себя самого. Более того, его грехи не имеют такого прямого и непосредственного воздействия на окружающих, которое имеют грехи архиерея. Получается довольно любопытно: с одной стороны у архиерея есть власть, а с другой его жизнь полностью регламентирована. Выбор есть лишь в том, каким образом исполнять возложенное на него послушание. Впрочем, точно такой же выбор есть и у монаха, которому поручили, скажем, подметать двор. Но подметание двора имеет свой предел, а архиерейское служение длится круглосуточно и без выходных.

Я говорю об этом, конечно же, не случайно. Не для того, чтобы похвастаться или же вызвать сочувствие. Мы сами выбрали такую жизнь в тот момент, когда принесли монашеские обеты. Но есть те, кто не приносил обетов, тогда как их жизнь протекает в русле самоограничения и послушания в большей степени, чем наша. Это монархи.

В том случае, если человек связан обетом и понимает, что его жизнь — это его выбор, то примириться с ней легко. Легко избежать внутренних конфликтов и легко нести послушание. Но как быть тем, кто не выбирал такую жизнь? Тем, кто не имеет право на выбор с момента своего появления на свет? Очевидно, что без глубокой и искренней веры в Бога, в то, что именно Бог избрал человека для такой жизни, ничего не получится.

Далеко не все монархи способны это понять и принять. Далеко не у всех есть такая степень веры. Все мы прекрасно знаем печальные исторические примеры, которые подтверждают эту мысль.

У страстотерпца императора Николая была вера. Нам открыта его жизнь. В ней нет белых пятен и нет умолчаний. Нет и тёмных пятен. Он сумел целиком и полностью принять волю Божию о самом себе. И что, как мне кажется, особенно важно, он сумел построить семью на собственной вере. Сумел передать ежесекундное переживание присутствия Бога своим детям. Он сумел принять от Бога всё, что Господь ему уготовал ему и его семье. Сумел дойти до конца и не согрешить ропотом или же маловерием.

Думаю, что его пример — один из эталонных примеров, сравнимых с такими светильниками, как праотец Авраам. И потому тогда, когда у нас есть сомнения, когда есть уныние, непонимание или же неприятие воли Божией о самих себе, стоит обращаться в молитве к святому страстотерпцу царю Николаю и к членам его семьи. Они сумели без порока пройти этот путь. Они знают, как помочь тем, кто ещё не успел достигнуть цели.